скрыть меню

Дифференцированный подход к уходу за волосистой частью головы у больных хроническими дерматозами

страницы: 37-40

Е.А. Бардова, к.м.н. кафедра дерматовенерологии Национальная медицинская академия последипломного образования имени П.Л. Шупика

Bardova_Spec_1.jpgВ настоящее время одной из проблем дерматологии и дерматокосметологии является обращение большого количества пациентов с жалобами на шелушение и зуд волосистой части головы. Чаще всего причиной этого являются хронические дерматозы: себорейный дерматит, псориаз, контактный дерматит.
Дерматозы волосистой части головы имеют сходную клиническую картину, поскольку десквамация, как известно, является облигатным признаком почти всех дерматозов, и также практически всех больных беспокоит зуд различной интенсивности, однако имеются отличия в цвете, размере и локализации чешуек.
Себорейный дерматит (СД) – это хроническое воспалительное заболевание кожи с рецидивирующим течением, связанное с качественным и количественным изменением кожного сала. Чаще всего развивается на участках кожи, богатых сальными железами: на лице, груди, в межлопаточной области и на волосистой части головы.
Этиология и патогенез заболевания до сих пор неизвестны. Вследствие генетической предрасположенности, гормональных, нейрогуморальных, обменных и иммунных нарушений происходит качественное и количественное изменение кожного сала, а также нарушение барьерной функции кожи, что приводит к активации условно-патогенной микрофлоры и развитию на кожных покровах характерных для данной патологии высыпаний. В настоящее время важную роль в этиологии СД отводят липофильному дрожжеподобному грибу Pityrosporum ovale (Malassezia furfur) – условно-патогенному микроорганизму, обитающему в роговом слое эпидермиса и являющемуся постоянным представителем микрофлоры здоровой кожи у большинства людей. Среди микрофлоры волосистой части головы в норме доля P. ovale составляет 30-50%, при перхоти она достигает 75%, а при средних и тяжелых формах СД – 90%. По мнению некоторых авторов, СД – это реакция гиперчувствительности на данный вид гриба.
Большое значение в развитии СД имеют заболевания внутренних органов, прежде всего заболевания эндокринной системы. Сальные железы являются простыми альвеолярными железами с голокриновым типом секреции. Они начинают функционировать еще во внутриутробный период. У детей грудного возраста они полностью сформированы и развиты. СД впервые проявляется в неонатальный период и может рассматриваться как реакция на стимуляцию гормонами матери, самостоятельно разрешается и не нуждается в лечении. В пубертатный период сальные железы увеличиваются в размерах, повышается их секреторная активность, достигающая максимума к 18-25 годам. Именно в это время наблюдается следующий пик развития заболевания. Тот факт, что мужчины болеют СД чаще, подтверждает предположение, что деятельность сальных желез находится под контролем андрогенов. Продукцию кожного сала у мужчин стимулируют тестостерон, дегидроэпиандростерон и андростендион. У женщин на продукцию кожного сала влияет даже незначительное повышение уровня циркулирующих андрогенов.

Известно, что у пациентов с заболеваниями центральной и вегетативной нервной системы, а также на фоне эмоциональных стрессов СД развивается чаще, протекает тяжелее и плохо поддается лечению.
Некоторые авторы обращают особое внимание на состояние пищеварительного тракта (несбалансированное питание, снижение моторики, нарушения ферментативной активности желудка и кишечника), наличие очагов хронической инфекции и негативное влияние внешней среды (использование щелочных моющих средств).

Различают три клинические формы СД :
• сухую;
• жирную;
• смешанную.
Для сухой формы СД (рис. 1) характерно появление на коже волосистой части головы мелких муковидных белых чешуек, или шелушение может принимать крупнопластинчатый характер, без признаков видимого воспаления. У больных часто отмечается истончение и поредение волос. Субъективно больные жалуются на чувство жжения и зуда. Для жирной формы характерно появление крупнопластинчатых чешуек желтоватого цвета на фоне избыточного салоотделения. Волосы при этой форме жирные, блестящие, склеиваются в пряди. Для смешанной формы (рис. 2) характерно появление воспалительных пятен розовато-желтоватого цвета с четкими границами и шелушением. Мужчины страдают СД несколько чаще, чем женщины.
Контактный дерматит – это воспалительное заболевание, обусловленное непосредственным контактом кожи с раздражающим агентом. Заболевание может быть вызвано как иммунными, так и неиммунными механизмами. В первом случае мы говорим об аллергическом контактном дерматите, а во втором – о простом контактном дерматите, который вызывают вещества, обладающие раздражающим действием.

Чаще всего возникновение контактного дерматита связано с неправильным применением или низким качеством красок для волос и средств по уходу за волосами, а также применением некоторых шампуней или средств, используемых для лечения педикулеза.

Клиническая картина контактного дерматита на коже волосистой части головы представлена незначительной гиперемией и шелушением (рис. 3).
Псориаз – хронический дерматоз мультифакторной природы, характеризующийся нарушением кератинизации и гиперпролиферацией клеток эпидермиса с последующим развитием воспаления в дерме.
Псориаз нередко развивается на волосистой части головы (рис. 4) и может существовать изолированно длительное время. Часто первым его проявлением служит обильное шелушение без выраженных воспалительных изменений на коже.

При проведении дифференциальной диагностики с СД, если нет семейной истории, помогают отсутствие поредения волос или облысения, несмотря на наличие длительного (в течение многих лет) шелушения волосистой части головы, и появление бляшечных элементов, имеющих ряд особенностей по сравнению с высыпаниями, расположенными на других участках тела. Так, их границы менее четкие, чем очертания очагов на туловище, они покрыты серовато-желтыми чешуйками, которые прилегают более плотно, в связи с чем псориатическая триада не всегда имеет классический вид, и вместо точечного кровотечения может образовываться мокнущая кровоточащая поверхность.

Характерными признаками псориаза волосистой части головы, на основании которых его можно дифференцировать от себорейной экземы, являются поражение кожи на границе с волосистой частью головы, так называемая псориатическая корона, отсутствие выпадения волос, меньшая склонность к фолликулярному расположению элементов, большая сухость чешуек, редкое возникновение отрубевидного шелушения.

Некоторые авторы выделяют особую форму – себопсориаз, которую рассматривают как переходную между псориазом и СД или как сочетание двух патологий. Своеобразны псориатические высыпания на других себорейных участках кожи: лице и в области грудины, особенно у лиц, склонных к себорее. Для себопсориаза характерно наличие бляшек с трудно отделяемыми чешуйками, которые имеют более жирную консистенцию и желтоватый цвет, также характерна большая склонность к экссудации, не столь четкие границы, как при обычных бляшечных формах.
При дифференциальной диагностике псориатических высыпаний с себорейной экземой следует учитывать цвет высыпаний, более желтый при последней, расплывчатость очагов, мокнутие, особенно после расчесывания, более частое возникновение зуда, отсутствие псориатической триады. Необходимо учитывать и семейный анамнез.
СД и псориаз являются хроническими дерматозами, поэтому наряду с системным лечением необходимо использовать местные препараты.
Основа ухода за кожей волосистой части головы и волосами – поддержание их чистоты.
• Не рекомендуется использовать мыло, а также шампуни с анионактивными поверхностными веществами, так как они приводят к набуханию чешуек волосяной кутикулы, что вызывает их спутывание и затрудняет расчесывание.
• Кроме того, пациентам не рекомендуется использовать фен, так как это приводит к усилению салоотделения, а также носить прически с направлением волос в противоестественную для них сторону и связанные с перетягиванием их на определенных участках.
• Категорически запрещается в период обострения использовать краски для волос.
Для лечения заболеваний кожи волосистой части головы, сопровождающихся десквамацией, показано использование комбинированных средств, в первую очередь лечебных лосьонов, мазей, кремов и шампуней, действие компонентов которых направлено на отшелушивание ороговевающего эпидермиса, а также нормализацию процессов кератинизации.
Кроме того, уход за кожей волосистой части головы в период ремиссии имеет большое значение для пациента. С этой целью наиболее целесообразно использовать шампуни с направленным действием, обладающие антимикотическим и отшелушивающим эффектами.
Активные добавки, благодаря введению которых достигается нужный эффект, по механизму действия можно разделить на отдельные группы:
• противогрибковые;
• кератолитики;
• цитостатики;
• кортикостероиды;
• противозудные и противовоспалительные средства.
Кортикостероиды обычно назначают при себорейной экземе и тяжелых формах СД.
Применение лечебных шампуней в первую очередь предотвращает рост грибов, замедляет скорость деления базальных клеток, уменьшает шелушение кожи и выделение кожного сала. Для повышения эффективности в состав лечебных шампуней добавляют несколько активных веществ, усиливающих десквамацию.
В качестве кератолитиков применяется салициловая кислота, папаин, гликолевая кислота. Эти компоненты способны регулировать процессы кератинизации базальных эпидермоцитов, замедляя скорость их деления. К ним относятся цинка пиритионат, дисульфид селена, деготь, октопирокс, циклопирокс, ихтиол, деготь, сера.
Среди множества противогрибковых средств для местного применения, при включении их в состав шампуней, предпочтение отдают тем, которые способны накапливаться в эпидермисе, а также обладающим противовоспалительным и кераторегулирующим действием. Из противогрибковых препаратов, соответствующих этим требованиям, используется кетоконазол, клотримазол, климбазол, миконазол, циклопирокс, пироктоноламин, дисульфид селена, пиритионат и тиосалицилат цинка.
Наиболее частым компонентом лечебных шампуней является кетоконазол. Основной механизм его действия – нарушение синтеза эргостерина мембраны, что обеспечивает фунгистатический эффект. Шампуни на основе кетоконазола безопасны и позволяют создать высокую локальную концентрацию антимикотика в области поражения кожи и волос. Однако в некоторых случаях отмечается толерантность к кетоконазолу.
Кетоконазол используется в составе препаратов в форме шампуней «Низорал», «Себозол», «Дермазол», «Кеназол» (Pharma International), «Кето плюс» и др.
Кроме противогрибковых лекарственных веществ в шампунях эффективно используются косметические субстанции.
Пиритионат цинка обладает умеренной фунгистатической активностью, кроме того, тормозит рост грамположительных и грамотрицательных бактерий, обладает выраженными антимикотическими, антибактериальными и противовоспалительными свойствами. Точный механизм противовоспалительного действия солей цинка до конца не изучен. Предполагают, что под действием цинка снижается выделение медиаторов воспаления интерлейкина-1 и интерлейкина-4. Ряд исследователей утверждает, что при большинстве дерматозов в эпидермисе и сосочковом слое дермы снижен уровень цинка.
Циклопирокс оказывает фунгицидное действие. На грибы рода Malassezia циклопирокс оказывает фунгицидное действие через 3 мин после начала контакта.
Климбазол, дисульфид селена и березовый деготь, который представляет собой продукт сухой перегонки части коры березы, оказывает дезинфицирующее, инсектицидное и местнораздражающее действие за счет содержания фенола, толуола, ксилола, смол и других веществ. Деготь и ихтиол, являющиеся кераторедуцирующими средствами, нормализуют цикл обновления клеток и обладают умеренным противогрибковым действием. Также известно, что деготь снижает пролиферацию кератиноцитов и уменьшает инфильтрацию. К его побочным эффектам относится повышенная светочувствительность, а с учетом применения в амбулаторных условиях и, в частности, в косметологии следует отметить характерный запах и тенденцию к незначительному окрашиванию волос в оранжевый цвет, что ограничивает его использование.
Многие лечебные шампуни содержат салициловую кислоту, которая подавляет секрецию сальных и потовых желез. В низких концентрациях она оказывает кератопластическое, а в высоких — кератолитическое действие. Салициловая кислота обладает слабой противомикробной активностью, наряду с дегтем участвует в процессе отшелушивания клеток с поверхности кожи. Традиционно для лечения хронических дерматозов, сопровождающихся шелушением, применяются комбинированные рецептурные прописи, содержащие салициловую кислоту с антимикробными препаратами.
Довольно эффективным является использование вытяжек из лекарственных растений, в том числе эфирных масел, обладающих целым комплексом действий. Так, эфирные масла кипариса, можжевельника, розмарина, эвкалипта, чайного дерева, каяпута оказывают противогрибковое, противовоспалительное и противозудное воздействие, а также замедляют деление кератиноцитов.
При локализации патологического процесса в области волосистой части головы наиболее удобной формой лечения и ухода является применение лечебного шампуня, который должен решать следующие задачи:
• подавлять рост дрожжевых грибов;
• устранять шелушение;
• обладать антипролиферативным эффектом.
Ни монографные препараты (деготь, салициловая кислота, сульфид селена, цинка пиритион, сера), ни немонографные препараты (климбазол, октопирокс, кетоконазол) не способны по отдельности решать все поставленные задачи.
В последние годы на аптечных полках появилось большое разнообразие лечебных шампуней, созданных с учетом особенностей характера поражения волосистой части головы, типа и состояния волос (сухие, нормальные, жирные, окрашенные и т. д.).

Чтобы лечение было не только эффективным, но и обеспечивало стойкий эффект, необходимо следовать инструкции по применению препарата. В первую очередь, это касается времени экспозиции, иначе активные ингредиенты шампуня не смогут оказать необходимое действие.

Активное лечение длится 3-6 нед, после чего шампуни необходимо постепенно отменять.
Таким образом, назначение ухода за волосистой частью головы у больных с хроническими дерматозами должно быть дифференцированным, патогенетически обоснованным, что имеет важное практическое значение в случае назначения длительной терапии, с целью продления периода ремиссии и улучшения качества жизни пациентов.

Литература
1. Адаскевич В.П. Акне и розацеа. – СПб: Ольга, 2000. – 130 с.
2. Basset-Seguin N., Sotto A., Guillot B., Jourdan J., Guilhou J.J. Zinc status in HIV-infected patients: relation to the presence or absence of seborrhoeic dermatitis // J. Am. Acad. Dermatol. – 1998. – Р. 276-278.
3. Berbis P., Hesse S., Privat Y. Essential fatty acid and the skin // Aller. Immunol. – 1990. – Vol. 22 (6). – P. 225-231.
4. Bergbrant I.M. Seborrhoeic dermatitis and Pityrosporum yeasts // Curr. Top. Med. Mycol. – 1995. – Vol. 6. – P. 95-112.
5. Bergbrant I-M., Johansson S., Robbins D. et al. An immunological study in patient with seborreic dermatitis // Clin. Exp. Dermatol. – 1991. – Vol. 16. – P. 331-338.
6. Bijung P.G. Cellular defenses against damage from reactive oxygen species // Physiol. Rev. – 1994. – Vol. 74, № 1. – Р. 139-162.
7. Binder RL., Jonelis FJ. Seborreic dermatitis in neuroleptic-induced Parkinsonism // Arch Dermatol. – 1983. – P. 473-475.
8. Blomquist K., Pajarre R., Rantanen T., Sunonen R. Treatment of dandruff with a 2% ketoconazole shampoo // Beerse, Belgium: Janssen Pharmaceutica.
9. Вoyl J., Burton J., Faergemann J. Use of topikal litium succinate for seborrhoiec dermatit // Brit. Med. Journal. – 1986. – Р. 28.
10. Brenner S., Horwits C. Possible nutrient mediators in psoriasis and seborrheic dermatitis. II. nutrient mediators, essensialy fat acids; vitamins A, E, D; vitamins B1, B2, B6, niacin and biotin; vitamin C; selenium; zinc; iron // World. Rew. Nutr. Diet. – 1988. – Vol. 55. – P. 165-182.
11. Вurton L., Amblard P. Seborroea is not feature of seborrheic dermatitis // Brit. Med. Journal. – 1983. – P. 30-32.
12. Bulmer AC., Bulmer GS. The antifungal action of dandruff shampoos // Mycopatologica. – 1999. – P. 63-65.
13. Cowley N.C., Farr P.M., Shuster S. The permissive effect of sebum in seborrhoeic dermatitis: an explanation of the rash in neurological disorders // Br. J. Dermatol. – 1990. – Vol. 122. – P. 71-76.
14. Faegemann J., Bergbrant I-M., Dohse M. Seborreic dermatitis and Piyrosporum folliculitis: Characterisationof inflammatory cells and mediators in the skin by immunohistochemistry // Br. J. Dermatol. – 2001. – Vol. 44. – P. 549-556.
15. Faergemann J., Jones J.C., Hettler O., Loria Y. Pityrosporum ovale as the causative agent of seborrhoeic dermatitis: new treatment options // Br. J. Dermatol. – 1996. – Vol. 134 (Suppl. 1). – P. 12-15.
16. Gupta AK., Bluhm R. Seborreic dermatitis // JADV. – 2004. – Vol. 18. – P. 13-26.
17. Sandstrom MH., Bartosik J., Back O. et al. The prevalence os the Malassezia yeasts in patient with atopic dermatitis, seborreic dermatitis, pityriasis versicolor and normal subject // JEADV. – 2001. – Vol. 159 (Suppl. 2). – P. 104-107.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2011 Год

Содержание выпуска 9-10 (48-49), 2011

  1. Л.Д. Тодоріко

Содержание выпуска 8 (47), 2011

  1. В.А. Савоськина

Содержание выпуска 3, 2011

Содержание выпуска 5 (44), 2011

Содержание выпуска 4 (43), 2011

Содержание выпуска 2, 2011

Содержание выпуска 1 (40), 2011

Содержание выпуска 2 (41), 2011

Содержание выпуска 1, 2011

  1. С.В. Возианова

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 3-4 (124-125), 2020

  1. Д.В. Мальцев

  2. Б.М. Пухлик

  3. В. Зайков, П. В. Гришило, А. П. Гришило

  4. A. G. Corsico, S. Leonardi, . A. Licari et al.

  5. О. С. Бильченко, Т. С. Оспанова, В. А. Савоськина, Е. А. Красовская, О. В. Веремеенко

  6. M. Levin, I.J. Ansotegui, . J. Bernstein et al.

  7. A. Bedard, X. Basagana, . J.M. Anto et al.

  8. Г. Є. Ананьїна, І. П. Висеканцев, О. С. Онасенко, Л. В. Степанюк, В. Л. Пономарьова

Содержание выпуска 2 (123), 2020

  1. И. П. Кайдашев

  2. С.В. Зайков, П. В. Гришило, А. П. Гришило

  3. К. Ю. Гашинова

  4. С.О. Зубченко, С.Д. Юр’єв, С.Д. Юр’єв

  5. С.Д. Юр’єв

  6. А.Є. Богомолов

  7. Jean Bousqueta, Holger J. Schunemann, Akdis Togias et al.

Содержание выпуска 1 (122), 2020

  1. О. А. Ошлянська, Т. Г. Надточій, М. Ф. Денисова, Л. І. Омельченко, Л. Ф. Слєпова, Н.М. Музика, А. Г. Арцимович

  2. Ю.В. Шукліна

  3. Yu Chen, Qianyun Liu, Deyin Guo

  4. Carlo Caffarelli, Francesco Paravati, Maya El Hachem et al.

  5. M. Lauriello, P. Muzi, L. Di Rienzo et al.