скрыть меню

Cлучай запоздалой диагностики инфильтративно-нагноительной трихофитии

страницы: 43-45

Л.Д. Калюжная1, д.м.н., профессор, зав. кафедрой, Н.В. Турик2, главный врач, А.М. Бойчук2, зав. отделением, Л.В. Гречанская1, к.м.н., Н.А. Ильичева2 1кафедра дерматовенерологии Национальная медицинская академия последипломного образования имени П.Л. Шупика, 2Киевская городская клиническая кожно-венерологическая больница

Kaluzhna_Grechanskaya_1Spec_derma.jpg

Инфильтративно-нагноительная трихофития вызывается грибами, паразитирующими на человеке и животных, то есть относится к группе зоофильных. По характеру и свойствам культур на питательных средах они классифицируются как Trichophyton mentagrophytes (var. gypseum), Trichophyton verrucosum (var. faviforme). Данные разновидности трихофитонов относятся к типу эктотрикс и располагаются на наружной поверхности волоса, образуя вокруг него «чехол». В зависимости от величины спор и их биологических особенностей выделяют мелкоспоровую разновидность (microides), паразитирующую у мелких домашних животных, мышей, крыс, кроликов и морских свинок, и крупноспоровую (megaspores) – у крупных домашних животных: лошадей, коров, телят, овец, которая характерна для Trichophyton verrucosum (faviforme). Вызываемое ими поражение кожи – инфильтративно-нагноительная (глубокая) трихофития – характеризуется образованием перифолликулярного воспалительного инфильтрата, приводящего к гнойному расплавлению волосяных фолликулов и окружающей соединительной ткани [2, 4, 5].

Источником заражения инфильтративно-нагноительной трихофитией являются больные этим микозом животные при непосредственном контакте с ними людей (прямой путь) или же опосредованно через предметы, на которых имеются пораженные грибами волосы больных животных [1, 6].

Клинический случай

Пациент N., 1988 г. р., обратился с жалобами на высыпания на волосистой части головы.

Анамнез болезни: считает себя больным в течение 1,5 года, когда впервые появились высыпания на коже волосистой части головы. Возникновение высыпаний пациент связывал с переохлаждением. В связи с этим обратился за медицинской помощью к хирургу. Был установлен диагноз: «Множественные абсцессы волосистой части головы». Проведено оперативное вмешательство в объеме вскрытия абсцессов, назначены левофлоксацин внутривенно, ванкомицин, флуконазол, антистафилококковый иммуноглобулин. Раны очистились, пациент был выписан в удовлетворительном состоянии.

Вместе с тем клинические проявления возобновились, в связи с чем неоднократно проходил амбулаторное лечение у дерматовенерологов с диагнозом: «Подрывающий фолликулит волосистой части головы», подтвержденный обнаружением эпидермального стафилококка при бактериологическом исследовании. Микологическое исследование не проводилось.

В связи с отсутствием эффекта от проведенного лечения обратился за медицинской помощью на кафедру дерматовенерологии НМАПО имени П.Л. Шупика, был госпитализирован в Киевскую городскую клиниче­скую кожно-венерологическую больницу.

Объективно: на волосистой части головы, в основном в теменно-затылочной области, определяются глубокие, плотные, резко ограниченные, опухолевидно возвышающиеся воспалительные инфильтративные очаги, насыщенно гиперемированные, с массивными гнойными корками на поверхности. В центральной части очагов – явления флюктуации с разрушением кожного покрова и волосяных фолликулов. Волосы выпадают, из отверстий опустевших фолликулов выделяется обильное количество гноя. На месте разрешившихся очагов – втянутые рубцы, обилие гнойно-геморрагических корочек (рис. 1).

Заднешейные и переднешейные лимфоузлы увеличены, безболезненны, не спаяны с подлежащими тканями. Отмечается повышение температуры тела до субфебрильных цифр.

Из эпидемиологического анамнеза: со слов больного, с крупными домашними животными не контактировал, хотя неоднократно ездил в сельскую местность на непродолжительное время.

При поступлении больного в стационар проведено бактериологическое исследование содержимого воспалительных очагов, микроскопическое исследование чешуек кожи и волос.

При бактериологическом посеве содержимого воспалительных очагов выделен гемолитический стафилококк.

При микроскопии чешуек кожи выявлено обилие мицелия и спор паразитарного гриба, в связи с чем волосы и чешуйки кожи были направлены на исследование на паразитарные грибы. При бактериологическом исследовании волос и чешуек выявлен фавиформный трихофитон, возбудитель глубокой трихофитии (рис. 2, 3).

Tr. verrucosum (faviforme) – фавиформный трихофитон, возбудитель глубокой трихофитии. Поражает кожу волосистой части головы, изредка – ногтей. Микроскопически в волосах определяется как трихофитон крупноспоровый. Этот вид дерматомицет лучше культивируется на пептонном агаре. Поэтому при подозрении на наличие возбудителя патологический материал высевают параллельно на среду Сабуро и на пептонный агар. Рост культуры наблюдается на 7–20-й день в виде серого горбика, углубленного в среду; при рассмотрении колонии под увеличением на ее периферии определяется расположение гифов мицелия в виде лучиков. При микроскопии: мицелий с толстыми септированными гифами, кончики ровные или заостренные [3, 5].

Больному был назначен гризеофульвин по схеме в течение 3 нед. После проведенного лечения состояние пациента значительно улучшилось, температура тела нормализовалась, происходит разрешение патологического процесса на коже волосистой части головы, воспалительные явления в очагах исчезли, флюктуация отсутствует, волосы в местах поражения отрастают (рис. 4).

Данный случай демонстрирует, насколько важна лабораторная диагностика, в частности бактериологическое исследование патологического материала (чешуек кожи и волос) при локализации процесса на коже волосистой части головы.

Для проведения дифференциальной диагностики необходимо определить тот спектр лабораторных исследований, который позволит своевременно установить клинический диагноз, особенно в случае подозрения на инфекционное поражение кожи (бактериальное, грибковое, вирусное), и провести соответствующий комплекс противоэпидемических мероприятий, предотвращающих распространение данной инфекции.

Kaluzhna_Grechanskaya_1Spec_derma_1.jpg

Литература

1. Аллергия и грибковые болезни. Руководство для врачей. – Луганск: Элтон-2, 2005. – 520 с.
2. Атлас грибковых заболеваний / Под ред. Кэрол А. Кауфман, Джеральда Л. Мандела; пер. с англ.; под ред. Ю.В. Сергеева. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 240 с. 3. Кашкин П.Н., Шеклаков Н.Д. Руководство по медицинской микологии. – М.: Медицина, 1978. – 335 с.: ил.
4. Кожные и венерические болезни / Под ред. О.К. Шапошникова. – М.: Медицина, 1985. – 368 с.: ил.
5. Сергеев А.Ю., Сергеев Ю.В. Грибковые инфекции. Руковод­ство для врачей. – М.: Бином-пресс, 2004. – 440 с.: ил.
6. Sobera J.O., Elewski B. Fungal diseases in Dermatology // Bologna J.L., Jorizzo J.L., Rapini R.P. – Philadelphia: Mosby, 2003. – P. 1171–1198.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2013 Год

Содержание выпуска 9-10 (68-69), 2013

Содержание выпуска 8 (67), 2013

Содержание выпуска 5 (64), 2013

Содержание выпуска 4 (63), 2013

Содержание выпуска 3 (62), 2013

Содержание выпуска 2, 2013

Содержание выпуска 1, 2013

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 3-4 (124-125), 2020

  1. Д.В. Мальцев

  2. Б.М. Пухлик

  3. В. Зайков, П. В. Гришило, А. П. Гришило

  4. A. G. Corsico, S. Leonardi, . A. Licari et al.

  5. О. С. Бильченко, Т. С. Оспанова, В. А. Савоськина, Е. А. Красовская, О. В. Веремеенко

  6. M. Levin, I.J. Ansotegui, . J. Bernstein et al.

  7. A. Bedard, X. Basagana, . J.M. Anto et al.

  8. Г. Є. Ананьїна, І. П. Висеканцев, О. С. Онасенко, Л. В. Степанюк, В. Л. Пономарьова

Содержание выпуска 2 (123), 2020

  1. И. П. Кайдашев

  2. С.В. Зайков, П. В. Гришило, А. П. Гришило

  3. К. Ю. Гашинова

  4. С.О. Зубченко, С.Д. Юр’єв, С.Д. Юр’єв

  5. С.Д. Юр’єв

  6. А.Є. Богомолов

  7. Jean Bousqueta, Holger J. Schunemann, Akdis Togias et al.

Содержание выпуска 1 (122), 2020

  1. О. А. Ошлянська, Т. Г. Надточій, М. Ф. Денисова, Л. І. Омельченко, Л. Ф. Слєпова, Н.М. Музика, А. Г. Арцимович

  2. Ю.В. Шукліна

  3. Yu Chen, Qianyun Liu, Deyin Guo

  4. Carlo Caffarelli, Francesco Paravati, Maya El Hachem et al.

  5. M. Lauriello, P. Muzi, L. Di Rienzo et al.