скрыть меню

Фактор некроза опухоли, интерлейкины и липидный обмен в разных стадиях течения псориаза

страницы: 62-64

Э.Н. Солошенко, д.м.н., профессор, Н.В. Жукова, Т.П. Ярмак,З.М. Шевченко ГУ «Институт дерматологии и венерологии НАМН Украины», г. Харьков

Soloshenko_i_dr_2(50-51)_2012.jpg

Фактор некроза опухоли-α (ФНО-α) – активный эндогенный медиатор, участвующий в развитии системных и местных воспалительных и иммунопатологических реакций при различных заболеваниях. По своей природе ФНО-α является металлопротеином, негликозилированным белком, который секретируется активированными макрофагами и моноцитами в присутствии ионов кальция. Поскольку ФНО-α появляется в крови на самых ранних этапах развития воспалительной реакции, он вместе с другими интерлейкинами воспаления оказывает активирующее действие на нейтрофилы человека, изменяя их адгезивность, хемотаксическую и ферментативную активность. Изучению ФНО-α при псориазе посвящены единичные работы, в которых высказывается предположение, что, во-первых, ФНО-α прямо или косвенно влияет на клеточную пролиферацию и инфильтрацию псориатических бляшек, а во-вторых – включается в реакции регуляции нарушенного при псориазе липидного обмена, поскольку известна способность ФНО-α подавлять активность липопротеинлипазы, влияющей на нормальное накопление жиров в организме.

Цель работы: комплексное изучение содержания ФНО-α и других интерлейкинов в периферической крови, а также липидного обмена у больных с распространенным псориазом.

Материалы и методы исследования

Содержание в сыворотке крови ФНО-α, а также интерлейкинов 1b (ИЛ-1b), -2, -4, -6 выявляли с помощью иммуноферментных тест-систем производства ВАТ «Протеиновый контур» (Россия); ИЛ-8 и -10 – иммуноферментных тест-систем производства «Diaclone» (Франция); ИЛ-13 – иммуноферментной тест-системы производства «Biosource» (США). Общие липиды, липиды очень низкой, низкой и высокой плотности, фосфолипиды, а также ненасыщенные эстерифицированные жирные кислоты выявляли традиционными методами [1–4]. Контрольная группа состояла из 120 человек соответствующего возраста и пола.

Результаты исследования и их обсуждение

Под наблюдением находились 222 пациента с распространенным псориазом – 115 мужчин (34,85%) и 107 женщин (32,42%) в возрасте от 17 до 70 лет с давностью заболевания от нескольких месяцев до 20 лет. Прогрессивная стадия была зарегистрирована у 203 (91,44%) больных, стационарная – у 19 (8,56%) обследованных. Среди клинических вариантов превалировал бляшечный псориаз (86,95%), в то время как крупнобляшечный и экссудативный псориаз был диагностирован соответственно у 4,95% и 4,05% больных. В зависимости от времени года чаще всего регистрировали больных с потерей сезонности (51,80%) и с течением процесса по зимнему типу (36,94%).

Анализ проведенных иммунологических исследований показал, что у всех больных с распространенным псориазом как в прогрессивной, так и в стационарной стадии выявляли повышенное содержание ФНО-α, которое достоверно превышало (в 6 раз) показатели практически здоровых лиц контрольной группы (табл. 1).

Таблица 1. ФНО-α и интерлейкины у пациентов с распространенным псориазом в зависимости от стадии течения

Показатели (пкг/мл)

Прогрессивная стадия

Стационарная стадия

Контрольная группа

Количество пациентов

M±m

Количество пациентов

M±m

Количествопациентов

M±m

ФНО-α
121
357,61±20,403
14
331,02±28,153
23
55,50±2,131,2
ИЛ-1β
115
49,57±2,42
12
43,45±1,96
26
27,63±2,27
ИЛ-2
106
49,86±4,85
15
70,38±8,55
26
23,93±2,41
ИЛ-4
107
43,73±20,44
15
38,40±3,45
26
32,96±1,87
ИЛ-6
78
49,11±1,473
16
55,10±11,653
26
17,99±1,141,2
ИЛ-8
78
61,69±1,49
16
67,01±1,12
26
34,65±2,27
Фактор апоптоза FASx
121
428,22±40,712,3
16
4,93±4,121
26
3,63±0,781
Примечание: 1достоверно отличаются от показателей пациентов с прогрессивной стадией течения псориаза; 2достоверно отличаются от показателей пациентов со стационарной стадией течения процесса; 3достоверно отличаются от показателей у практически здоровых лиц контрольной группы.

При сравнительном анализе уровня изучаемого цитокина в различных стадиях установлено, что наиболее высокие показатели отмечались у больных с прогрессивной стадией заболевания по сравнению с пациентами со стационарной стадией процесса.

Сравнительный анализ содержания ФНО-α в зависимости от тяжести заболевания свидетельствовал, что у больных с тяжелыми формами уровень ФНО-α в крови был выше, чем у пациентов с легкими формами течения процесса. Так, наиболее высокие уровни ФНО-α (превышали показатели у здоровых лиц в 5–6 раз) были выявлены у больных с крупнобляшечной разновидностью псориаза, особенно ассоциированной с артропатией. При клинической разновидности псориаза с выраженным экссудативным компонентом (экссудативный и пустулезный псориаз) уровень ФНО-α в крови превышал показатели здоровых лиц также в 4–6 раз, в то время как при бляшечном псориазе – всего в 2–3 раза.

Анализ содержания ФНО-α в зависимости от давности заболевания свидетельствовал, что самые высокие его уровни в сыворотке крови (в 4 раза выше нормы), как правило, отмечались у пациентов с длительностью заболевания до 2 лет. У больных с большей продолжительностью заболевания (от 2 до 5 лет) концентрация ФНО-α была более низкой, но все же превышала показатели здоровых лиц в 3 раза. У больных с распространенным псориазом с давностью процесса более 10 лет регистрировался еще более низкий уровень ФНО-α, но он тоже превышал показатели практически здоровых лиц в 2 раза.

В отличие от нормальных физиологических условий, когда ФНО-α функционирует как иммунорегуляторный медиатор, обеспечивающий рост, пролиферацию и дифференцировку различных типов клеток [5], активацию Т- и В-лимфоцитов, а также регуляцию апоптоза, полученные результаты свидетельствуют о гиперпродукции сывороточного ФНО-α при псориазе, что можно связать как с нарушением процесса апоптоза [6], так и со способностью ФНО-α вызывать острое воспаление дермы [7].

У больных с распространенным псориазом на фоне повышенного содержания в периферической крови ФНО-α регистрировали также повышенное содержание интерлейкинов: ИЛ-1, -2, -4, -6, -8, -10. При этом отмечали тенденцию к более высокому содержанию ИЛ-1 и ИЛ-4 в прогрессивной стадии, а ИЛ-2, -6, -8 и -10 – в стационарной, хотя достоверных различий в уровнях интерлейкинов в зависимости от стадии процесса не установлено. Полученные результаты дают основание считать, что не только в прогрессивной, но и в стационарной стадии псориаза активируется гуморальный иммунитет. При этом из всех изученных нами интерлейкинов при псориазе наиболее важная роль принадлежит ИЛ-6, -8 и -10, поскольку ИЛ-6 принимает активное участие в стимуляции пролиферации и индукции цитотоксических Т-лимфоцитов (CD8), а также индукции дифференцировки В-клеток в антителопродуценты [7]. Что касается ИЛ-8, то он как провоспалительный цитокин выполняет роль индуктора острой воспалительной реакции за счет миграции нейтрофилов в очаг проникновения антигена, а в кооперации с другими интерлейкинами усиливает пролиферацию и дифференцировку стволовых клеток, активацию CD4- и CD8-Т-лимфоцитов, так как известно, что этот интерлейкин продуцируется не только Т-лимфоцитами, на которых обнаружены рецепторы к ИЛ-8, но и эпидермоцитами из псориатических очагов поражений [8]. Содержание ИЛ-10 как антивоспалительного цитокина достоверно повышено у 89,6% обследованных, причем наибольший его уровень в сыворотке крови регистрируется в стационарной стадии. Можно допустить, что ИЛ-10 как один из самых важных регуляторных цитокинов определяет характер иммунного ответа, подавляя клеточный или стимулируя гуморальный ответ [7].

Исследование жирового обмена у больных с распространенным псориазом выявило достоверное повышение уровня общих липидов в прогрессивной стадии, а также увеличение содержания фосфолипидов как в прогрессивной, так и в стационарной стадии заболевания (табл. 2).

Таблица 2. Интегральные показатели липидного обмена у пациентов с псориазом в разных стадиях процесса
Показатели (ммоль/л)
Прогрессивная стадия
Стационарная стадия
Контрольная группа
Количество пациентов
M±m
Количество
пациентов
M±m
Количество
пациентов
M±m
Липиды общие
82
6,49±1,083
14
5,96±1,18
24
4,72±0,761
Липиды очень низкой плотности
44
0,45±0,13
9
0,41±0,12
24
0,65±0,56
Липиды низкой плотности
44
2,95±0,81
9
2,82±0,94
24
2,85±0,35
Липиды высокой плотности
44
1,39±0,87
9
1,14±0,85
24
1,4±0,7
Фосфолипиды
39
2,93±1,223
5
3,03±1,473
18
0,71±0,111,2
Триглицериды
44
1,01±0,28
9
0,92±0,27
24
1,08±0,74
Холестерин
83
5,36±0,89
14
5,02±1,05
24
4,55±0,92
Примечание: 1достоверно отличаются от показателей пациентов с прогрессивной стадией; 2достоверно отличаются от показателей пациентов со стационарной стадией; 3достоверно отличаются от показателей лиц контрольной группы.

Не исключено, что ФНО-α включается в реакции регуляции нарушенного при псориазе липидного обмена, поскольку известна его способность подавлять активность липопротеинлипазы, влияющей на нормальное накопление жиров в организме [5].

Таким образом, на основании полученных данных можно считать, что при псориазе показатели уровня ФНО-α наряду с другими интерлейкинами периферической крови и общими липидами и фосфолипидами могут использоваться как критерии риска развития заболевания, а также критерии, характеризующие стадию и тяжесть течения процесса.

Выводы

У пациентов с распространенным псориазом выявлено достоверное повышение концентрации сывороточного ФНО-α по сравнению с практически здоровыми лицами.

Установлены достоверные различия в содержании ФНО-α в крови у пациентов с псориазом в прогрессивной и стационарной стадиях течения заболевания.

У больных с тяжелым течением псориаза (крупнобляшечная, пустулезная, экссудативная формы, особенно ассоциированные с артропатией) уровень ФНО-α достоверно повышен по сравнению с легким течением (бляшечная форма).

Наиболее высокая концентрация ФНО-α отмечается у пациентов с распространенным псориазом с давностью заболевания до 2 лет.

На фоне повышенного содержания в периферической крови ФНО-α у больных с распространенным псориазом регистрируется повышенное содержание интерлейкинов ИЛ-1, -2, -4, -6, -8, -10, при этом более высокий уровень ИЛ-1 и ИЛ-4 отмечается в прогрессивной стадии, а ИЛ-2, -6, -8 и -10 – в стационарной, хотя достоверные различия в содержании всех интерлейкинов в зависимости от стадии процесса не установлены.

Литература

1. Горячковский А.М. Клиническая биохимия в лабораторной диагностике. – Одесса: Экология, 2005. – 607 с.
2. Практикум по биохимии / Под ред. С.Е. Северина, Т.А. Соловьевой. – М.: Изд-во МГУ, 1989. – С. 160–161.
3. Руководство к лабораторным работам по биологической химии / Под ред. Т.Т. Березова. – М.: Медицина, 1976. – С. 118–256.
4. Методы биохимических исследований / Под ред. проф. М.И. Прохоровой. – Ленинград: Изд-во Ленингр. ун-та, 1982. – 270 с.
5. Аутоиммунные нарушения, интерлейкины 10, 4, 6 и фактор некроза опухоли у больных системной красной волчанкой / С.М. Иванова, Н.Н. Вейко, Т.А. Рязанцева, А.И. Сперанский // Клин. лаб. диагностика. – 2004. – № 3. – С. 21–39.
6. Петрова Г.В., Капралов А.А., Донченко Г.В. Витамин Е и апоптоз // Укр. біохім. журн. – 2003. – Т. 75, № 6. – С. 25–33.
7. Оценка продукции различных цитокинов у больных псориазом / Л.И. Макрушева, В.А. Самсонов, А.Г. Саруханова, М.В. Савватеева // Вестник дерматологии и венерологии. – 2004. – № 4. – С. 4–6.
8. Программированная клеточная гибель кератиноцитов и ее роль в патогенезе некоторых заболеваний кожи / В.И. Прохоренков, Т.Г. Рукша, Л.Л. Петрова, А.Б. Салмина // Вестник дерматологии и венерологии. – 2005. – № 4. – С. 4–7.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2012 Год

Содержание выпуска 8 (57), 2012

Содержание выпуска 9 (58), 2012

Содержание выпуска 2, 2012

  1. Т.В. Бездетко, Т.Ю. Химич, И.В. Борзенкова

Содержание выпуска 1-2 (50-51), 2012

Содержание выпуска 1, 2012

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 3-4 (124-125), 2020

  1. Д.В. Мальцев

  2. Б.М. Пухлик

  3. В. Зайков, П. В. Гришило, А. П. Гришило

  4. A. G. Corsico, S. Leonardi, . A. Licari et al.

  5. О. С. Бильченко, Т. С. Оспанова, В. А. Савоськина, Е. А. Красовская, О. В. Веремеенко

  6. M. Levin, I.J. Ansotegui, . J. Bernstein et al.

  7. A. Bedard, X. Basagana, . J.M. Anto et al.

  8. Г. Є. Ананьїна, І. П. Висеканцев, О. С. Онасенко, Л. В. Степанюк, В. Л. Пономарьова

Содержание выпуска 2 (123), 2020

  1. И. П. Кайдашев

  2. С.В. Зайков, П. В. Гришило, А. П. Гришило

  3. К. Ю. Гашинова

  4. С.О. Зубченко, С.Д. Юр’єв, С.Д. Юр’єв

  5. С.Д. Юр’єв

  6. А.Є. Богомолов

  7. Jean Bousqueta, Holger J. Schunemann, Akdis Togias et al.

Содержание выпуска 1 (122), 2020

  1. О. А. Ошлянська, Т. Г. Надточій, М. Ф. Денисова, Л. І. Омельченко, Л. Ф. Слєпова, Н.М. Музика, А. Г. Арцимович

  2. Ю.В. Шукліна

  3. Yu Chen, Qianyun Liu, Deyin Guo

  4. Carlo Caffarelli, Francesco Paravati, Maya El Hachem et al.

  5. M. Lauriello, P. Muzi, L. Di Rienzo et al.