скрыть меню

Нарушения микробиоценоза кишечника в практике врача-дерматолога

страницы: 41-43

Е.А. Ошивалова Национальная медицинская академия последипломного образования имени П.Л. Шупика, Государственное научное учреждение «Научно-практический центр профилактической и клинической медицины» Государственного управления делами

Untitled

Нормальная микрофлора человека играет огромную роль в поддержании состояния здоровья, однако в наше время сложилась ситуация, когда довольно много внешних и внутренних факторов, вредно влияющих на организм человека, пагубно воздействуют на состояние микрофлоры кишечника. Это заставляет уделять больше внимания изучению изменений в составе микрофлоры, закономерностей, по которым развивается синдром избыточного роста микрофлоры в тонком кишечнике или дисбактериоз толстого кишечника, а также совершенствованию способов выявления и коррекции биоценоза с целью восстановления здоровья человека и повышения качества его жизни. В последние десятилетия произошли изменения в понимании значения микрофлоры кишечника при дерматологических заболеваниях.

В медицинской практике прошлых лет активно изучался вопрос изменений биоценоза толстого кишечника. Известно, что микроорганизмы, составляющие основу микрофлоры толстого кишечника здорового человека, представлены анаэробами (бифидобактерии, лактобактерии) и аэробами (кишечная палочка – E. сoli – с нормальными ферментативными свойствами), сапрофитами (эпидермальный и сапрофитный стафилококк, энтерококки, нейссерии, грибы рода Candida) и оппортунистическими микроорганизмами (гемолитический стрептококк, спороносные анаэробы, золотистый стафилококк – S. aureus), грамотрицательными энтеробактериями (протей, клебсиелла, кишечная палочка с измененными свойствами, Citrobacter spp.) [2].

Нормальная кишечная микрофлора в организме человека выполняет ряд функций:

  • пищеварительную и ферментативную (гидролиз продуктов метаболизма белков, липидов и углеводов);
  • иммунную (индукция синтеза иммуноглобулинов, лизоцима, интерферона, стимуляция системы локального иммунитета, регуляция неспецифического и специфического клеточного и гуморального иммунитета);
  • поддержание колонизационной резистентности макроорганизма (межмикробный антагонизм, торможение роста и развития патогенных микроорганизмов, предупреждение распространения гнилостных бактерий из нижних отделов толстого кишечника в верхние, поддержание кислого рН, защита экосистемы слизистых оболочек от патогенных микроорганизмов);
  • детоксикационную (инактивация энтерокиназы и щелочной фосфатазы, предупреждение синтеза токсических аминов, аммиака, фенола, серы, диоксида, крезола);
  • синтез аминокислот, витаминов (В, К, Е, РР, Н), жирных кислот, антиоксидантов (витамина Е, глутатиона), антианемическую и антирахитическую функции [1].

Количественный и качественный состав нормальной микрофлоры кишечника, а также ее функции могут легко нарушаться, что приводит к развитию дисбактериоза различной степени тяжести (I–IV). В зарубежной литературе для обозначения нарушений состава кишечной микрофлоры используют термин «синдром избыточного бактериального роста» (СИБР) – изменение состава микрофлоры не толстого, а тонкого кишечника. Исследования последних лет показали, что избыточный бактериальный рост в тонкой кишке сопровождает большинство заболеваний пищеварительной системы [1].

К причинам СИБР относятся снижение желудочной секреции, нарушение функции илеоцекального клапана, расстройства кишечного пристеночного пищеварения и всасывания, нарушение иммунитета и др. [1, 2].

Избыточный рост микрофлоры в тонком отделе кишечника способен оказывать дезадаптивное действие на организм как при манифестации синдрома, так и без клинических его проявлений [2].

Нарушение биоценотических взаимоотношений между патогенными бактериями и нормальной кишечной микрофлорой является одним из важнейших факторов, влияющих на развитие многих заболеваний, особенно имеющих хроническое течение. В литературе активно обсуждается значение толстокишечного дисбиоза при различных дерматологических заболеваниях [3–5].

Многочисленные эпидемиологические исследования указывают на увеличение распространенности в современных условиях ряда хронических дерматозов (атопического дерматита, экземы, псориаза, красного плоского лишая и др.), для которых характерна ассоциация с многочисленными заболеваниями пищеварительного тракта, в том числе нарушениями микробиоценоза кишечника. Однако микробиологическое обследование кишечника таким пациентам проводится необоснованно редко.

V. Ojetti, C. Simone et al. (2006) считают, что возникновение кожных заболеваний в определенной мере связано с нарушением микроэкологического баланса кишечника [6]. А ряд исследователей полагают, что одним из этиологических факторов развития некоторых дерматозов являются паразитозы [7]. Так, С.А. Хардикова (2005) установила наличие у больных с дерматозами (экзема, псориаз, крапивница, нейродермит) протозойных и гельминтных инвазий [8].

В течение последних лет получены данные о значительной роли в патогенезе атопического дерматита паразитарных инвазий кишечника (гельминтоз, лямблиоз, бластоцистоз), которые, по мнению авторов, индуцируют иммунопатологические изменения в коже и поддерживают хроническое течение дерматоза [9].

В связи с этим особую актуальность приобретает изучение особенностей микробиоценоза кишечника у больных с хроническими дерматозами и поиск эффективных методов его коррекции.

Современные принципы коррекции дисбиотических сдвигов наряду с лечением патологии пищеварительного тракта и устранением факторов риска развития дисбиоза включают бактериотерапию – назначение апатогенных для человека бактерий (пробиотиков), обладающих антагонистической активностью в отношении патогенных и условно-патогенных бактерий и обеспечивающих восстановление нормальной микрофлоры кишечника [10].

Бактериальные препараты претерпели эволюционные изменения – от монопрепаратов на основе облигатной или факультативной микрофлоры (І поколение) до синбиотиков (ІV поколение) – препаратов, объединяющих в себе живые лакто- и бифидобактерии (пробиотик) и питательные вещества, стимулирующие рост и/или метаболическую активность нормальной микрофлоры кишечника (пребиотик) [10, 11].

Современным представителем синбиотиков является препарат лактиале, в производстве которого использованы новые технологии микрокапсулирования, позволяющие доставить полезные бактерии непосредственно в кишечник. Препарат состоит из 7 лиофилизированных живых ослабленных штаммов нормальной микрофлоры кишечника: Lactobacillus casei, Lactobacillus rhamnosus, Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus bulgaricus, Streptococcus thermophilus, Bifidobacterium breve, Bifidobacterium longum. Биологическая активность этих компонентов обеспечивает активацию фагоцитоза, синтеза лизоцима, интерферонов и цитокинов, противовоспалительное действие на эпителиальные клетки кишечника, угнетение роста болезнетворных бактерий и возбудителя ротавирусного энтерита, торможение развития гнилостной инфекции и аутоинтоксикации. Функцию пребиотика выполняют фруктоолигосахариды – питательные вещества для бактерий с выраженным бифидогенным эффектом.

Препарат имеет две формы выпуска, рассчитанные на две возрастные группы пациентов и отличающиеся количественным и качественным составом: капсулы для взрослых и детей с 12 лет дополнительно к основному составу содержат «бактерию для взрослых» – Bifidobacterium longum, а пакеты саше – для детей с 2 лет дополнительно к основному составу полезных штаммов лакто- и бифидобактерий содержат «детскую бактерию» – Bifidobacterium infantis. После приема внутрь через 1–3 ч бактерии заселяют кишечник и начинают оказывать свое действие. Рекомендованная длительность разового курса приема препарата, обеспечивающая достаточную степень коррекции дисбиоза кишечника, – не менее 4 нед.

Применение синбиотика рекомендовано при повышенном газообразовании, спазмах, коликах, диарее, запорах и других кишечных расстройствах, вызванных дисбактериозом кишечника. Также препарат показан в качестве профилактики нарушений микробиоценоза, например, при длительной антибактериальной терапии или для поддержания равновесия иммунной системы, в чем часто нуждаются пациенты с хроническими дерматозами.

По данным зарубежных исследователей, синбиотик Рrotexin с успехом используется для коррекции дисбиотических явлений при атопическом дерматите у детей, а также при других аллергодерматозах (van der Water et al., 1999) [12], антибиотикотерапии (Vouloumanou et al., 2009) [13], для лечения кандидозных и бактериальных вагинозов (Barrons & Tassone, 2008) [14].

Подводя итоги, необходимо отметить, что применение вышеописанного препарата у больных с хроническими дерматозами (атопическим дерматитом, экземой, псориазом, красным плоским лишаем и др.) с сопутствующим СИБР позволит решить следующие клинические задачи:

  • восстановить баланс нормальной микрофлоры;
  • устранить сопутствующие диспептические проявления;
  • нормализовать процессы пищеварения и всасывания в кишечнике;
  • повысить иммунные свойства слизистой оболочки кишечника и снизить восприимчивость кишечного эпителия к патогенным бактериям;
  • опосредованно нормализовать баланс бактериальной микрофлоры на кожных покровах, улучшая таким образом состояние кожи;
  • минимизировать аллергизацию организма токсинами, выделяемыми патогенными бактериями в процессе их жизнедеятельности.

Своевременная диагностика СИБР у больных с хроническими дерматозами и применение современного синбиотика в составе комплексной терапии позволит не только эффективно корректировать нарушения микробиоценоза кишечника, но и препятствовать развитию аутоаллергизации и аутоинтоксикации у данной категории больных.

Литература
1. Барановский А.Ю. Дисбактериоз и дисбиоз кишечника / А.Ю. Барановский, Э.А. Кондрашина. – СПб.: Питер, 2000. – 209 с.
2. Бондаренко В.М. Дисбактериоз кишечника как клинико-лабораторный синдром: современное состояние проблемы: руководство для врачей / В.М. Бондаренко, Т.В. Мацулевич. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 304 с.
3. Курникова Г.Ю. Состояние микрофлоры толстой кишки у больных хроническими дерматозами / Г.Ю. Курникова, И.А. Клеменова // Рос. журн. кожн. и вен. болезней. – 2002. – № 3. – С. 38–39.
4. Макарова С.Г. Состояние кишечного микробиоценоза у детей с атопическим дерматитом в зависимости от особенностей клинической картины и фазы заболевания / С.Г. Макарова, Л.К. Катосова, Т.Э. Боровик // Педиатрия. – 1997. – № 2. – С. 19–24.
5. Маринин М.Д. Лечение псориаза / М.Д. Маринин, А.С. Маринина. – К., 2004. – 50 с.
6. Ojetti V, De Simone C, Aguilar Sanchez J, et. al. Maleabsortion in psoriatic patients: cause or consequence? // Scand J Gastroenterol. 2006 Nov; 41(11): 1267–71.
7. Хардикова С.А. Нарушения кишечного всасывания у больных псориазом в сочетании с хроническим описторхозом / С.А. Хардикова, Э.И. Белобородова, П.Н. Пестерев // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. – 2002. – № 4. – С. 33.
8. Сенчукова С.Р. Патоморфологические особенности хронических дерматозов (псориаза и аллергодерматозов) при описторхозе / С.Р. Сенчукова, Е.Б. Романов // Бюллетень Сибирского отделения РАМН. – 2008. – № 6. – С. 163–168.
9. Espinoza L.R., van Solingen R. Insights into the pathogenesis of psoriasis and psoriatic arthritis // Am. J. Med. Sci. – 1998. – V. 316. – P. 271–276.
10. Гебеш В.В. Дисбиоз как общемедицинская проблема / В.В. Гебеш // Здоров,я України. – 2006. – № 6. – С. 42–43.
11. Конев Ю.В. Дисбактериоз кишечника / Ю.В. Конев // Здоров,я України. – 2006. – № 7. – С. 35.
12. Van de Water, J., Keen, C.L. & Gershwin, M.E. (1999). The Influence of Chronic Yoghurt Consumption on Immunity. Journal of Nutrition 129: 1492S-1495S.
13. Vouloumanou, E.K., Makris, G.C., Karageorgopoulos, D.E., et al. (2009). Probiotics for the prevention of respiratory tract infections: a systematic review. International Journal of Antimicrobial Agents 34: 197.e1–10.
14. Boyle, R.J. & Tang, M.L. (2006), The Role of PrBarrons, R. & Tassone, D. Use of Lactobacillus Probiotics for Bacterial Genitourinary Infections in Women. Clinical Therapeutics 2008, 30: 453–468.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2011 Год

Содержание выпуска 9-10 (48-49), 2011

  1. Л.Д. Тодоріко

Содержание выпуска 8 (47), 2011

  1. В.А. Савоськина

Содержание выпуска 3, 2011

Содержание выпуска 5 (44), 2011

Содержание выпуска 4 (43), 2011

Содержание выпуска 2, 2011

Содержание выпуска 1 (40), 2011

Содержание выпуска 2 (41), 2011

Содержание выпуска 1, 2011

  1. С.В. Возианова

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 3-4 (124-125), 2020

  1. Д.В. Мальцев

  2. Б.М. Пухлик

  3. В. Зайков, П. В. Гришило, А. П. Гришило

  4. A. G. Corsico, S. Leonardi, . A. Licari et al.

  5. О. С. Бильченко, Т. С. Оспанова, В. А. Савоськина, Е. А. Красовская, О. В. Веремеенко

  6. M. Levin, I.J. Ansotegui, . J. Bernstein et al.

  7. A. Bedard, X. Basagana, . J.M. Anto et al.

  8. Г. Є. Ананьїна, І. П. Висеканцев, О. С. Онасенко, Л. В. Степанюк, В. Л. Пономарьова

Содержание выпуска 2 (123), 2020

  1. И. П. Кайдашев

  2. С.В. Зайков, П. В. Гришило, А. П. Гришило

  3. К. Ю. Гашинова

  4. С.О. Зубченко, С.Д. Юр’єв, С.Д. Юр’єв

  5. С.Д. Юр’єв

  6. А.Є. Богомолов

  7. Jean Bousqueta, Holger J. Schunemann, Akdis Togias et al.

Содержание выпуска 1 (122), 2020

  1. О. А. Ошлянська, Т. Г. Надточій, М. Ф. Денисова, Л. І. Омельченко, Л. Ф. Слєпова, Н.М. Музика, А. Г. Арцимович

  2. Ю.В. Шукліна

  3. Yu Chen, Qianyun Liu, Deyin Guo

  4. Carlo Caffarelli, Francesco Paravati, Maya El Hachem et al.

  5. M. Lauriello, P. Muzi, L. Di Rienzo et al.