скрыть меню

Мимикрия боррелиозного поражения головного мозга под инсульт у подростка (клинический случай)

страницы: 28-29

Способность нейроборрелиоза Лайма «маскироваться» под другие патологии дополнилась еще одной после отчета о подростке с внезапным развитием симптомов, изначально расцененных как ишемический инсульт, но позже оказавшихся инфекцией B. burgdorferi. Врачам удалось вовремя установить верный диагноз и избежать тромболитической терапии.

Доклад об этом клиническом случае 25 февраля 2015 г. опубликовал в Annals of Emergency MedicineA. A. Sokolov, MD, Department of Clinical Neuroscience, Centre Hospitalier Universitaire Vaudois, Lausanne, Switzerland. У 16-летней девушки на утро после вечеринки внезапно возникла сильная головная боль и дезориентированность. К моменту поступления в центр неотложной помощи у нее отмечалась афазия и правосторонняя слабость мимических мышц и руки. Она была доставлена на вертолете в медицинский центр с возможностью проведения тромболизиса.

Несмотря на характерную картину инсульта, 16 лет – это не типичный возраст для его развития с учетом неотягощенного семейного анамнеза. Исходя из этого, врачи тщательно пытались найти другие возможные причины внезапно возникшей неврологической симптоматики.

Через 3 ч после начала гемипарез исчез, но пациентка все еще была агрессивна, ажитирована и дезориентирована. У нее наблюдалось нарушение речи, но не было менингизма. Двигательный и сенсорный дефицит прошел, не вызывались патологические рефлексы.

Нарушение речи со сниженной способностью к произношению, но нормальным повторением подходили под транскортикальную сенсорную афазию. Хотя подтвердить правостороннюю мышечную слабость в лице и руке уже не представлялось возможным, речевые и двигательные симптомы указывали на фокальное левостороннее теменно-височное поражение с необходимостью в первую очередь исключить ишемический инсульт и бессудорожный эпилептический статус. Причем необходимо было успеть попасть в терапевтическое окно для тромболизиса, которое составляет 4,5 часа. Интоксикация наркотиками и психогенное происхождение симптомов были исключены, так как пациентка находилась под непосредственным наблюдением в течение не менее 16 ч до поступления в больницу.

Принимая во внимание возможные показания для тромболизиса, команда Dr. Sokolov провела контрастную компьютерную томографию головного мозга с артериальной и венозной ангиографией, которая не показала признаков поражения головного мозга, геморрагического инсульта, васкулита или тромбоза венозных синусов, но выявила диффузную гиперперфузию головного мозга с пятнистой перфузией в левом височно-теменном узле. Учитывая результаты визуализации, клиницисты пришли к выводу, что тромболизис не показан. Они также исключили бессудорожный эпилептический статус с помощью электроэнцефалографии и медикаментозную и другую итоксикацию путем обширного токсикологического скрининга. По мнению авторов, результаты визуализации впервые демонстрируют острую дисфункцию головного мозга, которая, по-видимому, напрямую связана с нейроборрелиозом.

Следующим этапом в диагностике была люмбальная пункция. Анализ спинномозговой жидкости показал лейкоцитоз с 45% нейтрофилезом, повышенный уровень белка и лактата наряду с пониженной глюкозой. Исследователи пришли к выводу, что, несмотря на относительно низкое количество лейкоцитов и незначительное окрашивание по Граму, у пациентки может быть бактериальный менингит. Был назначен курс цефтриаксона, амоксициллина с клавулоновой кислотой и ацикловира внутривенно, и состояние пациентки почти сразу начало улучшаться.

В течение 24 ч симптомы исчезли, за исключением ситуационной амнезии. Серологические анализы крови на IgG и IgM к B. burgdorferi и Лайм-иммуноглобулин C6 были положительными. Интратекальную продукцию IgG определили путем изоэлектрофокализации. Были выявлены значительно повышенные уровни IgM и IgG к B. burgdorferi в ликворе и сыворотке с индексом интратекальных антител 7,1 (по сравнению с нормальным <1,5). Хемокин CXCL13 в цереброспинальной жидкости почти в два раза превышал норму.

Несмотря на отсутствие в анамнезе укуса клеща, исследователи пришли к выводу, что у пациентки был острый нейроборрелиоз. Они продолжили введение только одного цефтриаксона в течение 4 нед. К этому времени пациентка достигла полного выздоровления.

Авторы подчеркивают важность люмбальной пункции и раннего эмпирического антимикробного лечения, которые помогли избежать серьезных осложнений, таких как хроническая Лайм-энцефалопатия с когнитивными нарушениями. Они также предполагают, что хемокин CXCL13 может быть особенно полезным ранним маркером нейроборрелиоза до получения результатов исследований уровня интратекальных антител, потому что CXCL13 секретируется сразу после инвазии Borrelia в центральную нервную систему для привлечения В-лимфоцитов.

Lyme CNS Infection Mimics Stroke in Teenager, Mar 06, 2015

Поделиться с друзьями: