История венерологии. Венерология в России в XVIII–XIX вв.

страницы: 50-61

Г.И. Мавров, д.м.н., профессор, зав. кафедрой дерматовенерологии и ВИЧ/СПИДа ГУ «Институт дерматологии и венерологии НАМН Украины», г. Харьков, Харьковская медицинская академия последипломного образования МЗ Украины

Mavrov_8(37).jpg

Состояние венерологии в России в XVIII–XIX вв.

В ранних литературных источниках Киевской Руси и Московского государства уже можно найти упоминания о венерических болезнях. Так, в старых Белозерских рукописях (1476) встречаются описания симптомов болезни, напоминающих проявления вторичного рецидивного сифилиса. В рукописи XV в. «Врата Аристотелевы» говорится, что «срамные болезни» появляются на участках кожи, близких к половым органам. В ряде других народных лечебников XVI и XVII в., изучением которых занимался В.М. Флоринский (1879) и В.Ф. Демич (1902), имеется много рациональных указаний по лечению кожных и венерических болезней.

Распространенные в России в конце XVII и в начале XVIII в. рукописные источники медицинского содержания под названием «травники», «лечебники», «земельники», «вертограды» являются единственными медицинскими книгами своего времени. Наиболее типичную и совершенную форму такой лечебной энциклопедии представляли так называемые вертограды («Благопрохладный вертоград»). Наряду с народными верованиями по поводу различных болезней и способов их лечения в «Благопрохладном вертограде» имеются воззрения схоластической западноевропейской медицины, учения Гиппократа (Гусаков Н.И., 1998).

Ряд лечебников содержит медицинские сведения, проникшие в Россию из Западной Европы через переводную литературу, а также вместе с приезжавшими врачами. Одним из наиболее ценных памятников культуры Киевской Руси является медицинское сочинение по гигиене, диететике и лечению различных заболеваний «Алимма» (Мази), написанное в 30-х годах XII в. внучкой Владимира Мономаха княжной Добродеей (Мстиславна, Евпраксия-Зоя), которая была женой византийского царя Алексея Комнина. В одном из лечебников, переведенных с польского языка в 1588 г., перечисляются мази, содержащие ртуть, для лечения любострастной болезни (Прохоров П.Н., 1899). В Соловецких «Патериках» XVI–XVII вв. имеются указания на венерические болезни у поморов, завезенные иностранными мореходами.

К XIX в. русские врачи защитили несколько докторских диссертаций по отдельным разделам дерматовенерологии, о которых Л.Ф. Змеев (1890) писал: «На наши диссертации можно смотреть как на вехи, указывающие на движение у нас научности». Великие русские клиницисты М.Я. Мудров, И.Е. Дядьковский, Г.А. Захарьин и А.А. Остроумов оказали огромное влияние на формирование дерматологии в России, рассматривая кожные болезни в связи с заболеванием всего организма. И.Е. Дядьковский в своей «Системе болезней» (1846) относил «парши» к «болезням не лихорадочным», к классу IV – «болезни питания», к разделу болезней «от худокачественного пасочного питания», к «золотухе воспалительной». Сюда же, но в раздел болезней от «Худокачественного сывороточного питания», он включил и «шолуди». Молочница в этой системе находилась среди «лихорадочных» болезней во II классе «Лихорадочных сыпей» (Гусаков Н.И., 1998).

Дерматовенерологические научные школы, созданные А.Г. Полотебновым, А.И. Поспеловым и В.М. Тарновским, фактически были центрами научной дерматовенерологии в России и подготовили большое количество учеников и последователей. Многие из них – М.И. Стуковенков, П.В. Никольский, С.Я. Кульнев, Т.П. Павлов, В.В. Иванов, О.В. Петерсен, Г.И. Мещерский, С.Е. Главче, И.Ф. Зеленев и др. – внесли немало ценных страниц в историю отечественной дерматовенерологии.

В XVIII в. научные трактаты по дерматовенерологии печатались на латинском языке и только со 2-й половины XIX в. – на русском. Можно назвать следующие работы: И.Б. Фишер – «О милиарной лихорадке, именуемой красной и белой сыпью» (начало XVIII в.); С. Зыбелин – «По вопросу влияния медицинского мыла на кожу» (1764); П.И. Погорецкий – «О лечении язв» (1765); уроженец Ревеля Э.Г. Граф – «О петехиях без лихорадки» (1774); Ф. Крейцер – «О колтуне» (1777); Н.Я. Озерецковский – «Об оригинальных методах лечения чесотки и кожных заболеваний» (1782–1786); Д.Я. Писчеков – «Новый легчайший и безопаснейший способ лечения чесотки» (1784–1786) и др.

Начиная с 80-х годов XVIII в. Медицинская коллегия поручала отдельным врачам подготовку сочинений и переводов на русский язык иностранных медицинских книг. Печатным первенцем медицинской литературы на русском языке может считаться официальное издание 1719 г. «О морциальных водах объявление» (Громбах М.С., 1953). В 1762 г. архиятер Я.Ф. Монзей издал специальную инструкцию, в которой указывалось, что в Медицинскую канцелярию необходимо присылать научные работы. Намечалось также издание «Записок докторов российских», в которых должны были печататься лучшие из присланных в Медицинскую коллегию работ. Перспектива публикации научных работ стимулировала научные исследования, и поступление научных сочинений русских врачей в Медицинскую коллегию сильно возросло. Однако эти работы не издавались, а многие из них были утеряны. В 1793 г. в ученом архиве Медицинской коллегии находились 463 научных рукописных работы русских врачей. В 1805 г. Иван Виен на собственные средства издал сборник научных трудов русских врачей под названием «Observationes medico-chirurgorum Rutheni Imperii», куда вошли только 50 работ из числа поступивших в Медицинскую коллегию.

После ликвидации Медицинской коллегии ее архив в 1803 г. был передан Медицинскому совету при Министерстве внутренних дел и долгие годы хранился невостребованным. В 1948 г. этот архив был обнаружен В.М. Корнеевым. К 1950 г. эти фонды были основательно пересмотрены Б. Палкиным. Всего он обнаружил 1 144 рукописных работы русских врачей; 36 из них посвящены сифилису. При изучении этих материалов были обнаружены 68 рукописных сочинений русских врачей XVIII–начала XIX в., посвященных сифилису, в том числе отчеты некоторых губерний, уездов и венерологических отделений больниц России (Гусаков Н.И., 1974).

В 1820 г. в Клиническом институте при Московском университете в терапевтической клинике М.Я. Мудрова имелась специальная палата «для сыпей острых, как то: кори, оспы и прочих; и для сыпей холодных, как то: лишаев, чесотки, болезней венерических и пр.». В своих лекциях М.Я. Мудров неустанно подчеркивал огромное значение вдумчиво собранного анамнеза и обстоятельного обследования больного, указывал на необходимость «обращать внимание на кожу, сухость ее и влажность, теплоту и холод, цвет и сыпи».

В 1811 г. в Вильнюсе Е.В. Вердерамо защитил докторскую диссертацию «О профилактическом применении ртути при лечении сифилиса», а профессор Виленской медицинской академии А. Римкевич в 1816 г., то есть раньше Ф. Рикора, указал, что сифилис и гонорея – разные болезни. В 1817 г. в Московском университете защищена диссертация «De lue insoulium», а в 1823 г. – диссертация П.Ф. Горянинова «Theori syphilidis ejusgue therapie universae compedium».

17 декабря 1824 г. в Москве С.А. Тер-Гукасов защитил диссертацию «De lue venerea», написанную на латинском языке, которая в настоящее время хранится в библиотеке имени М.Е. Салтыкова-Щедрина в С.-Петербурге. В своей диссертации С.А. Тер-Гукасов указывал на древность сифилиса в Европе, причины быстрого распространения которого в европейских и других странах он видел в войнах и миграции населения. Он отрицал теорию трансформации тропических заболеваний и проказы в сифилис и утверждал, что возбудитель сифилиса является своеобразным живым существом, поражающим человека. Заражение происходит половым путем, а также при тесном бытовом контакте; заболевание имеет местные универсальные проявления. На основании клинических наблюдений Тер-Гукасов пытался решить вопрос о возбудителе сифилиса: при сифилисе лечение ртутью эффективно, а при гонорее – нет, следовательно, возбудители этих заболеваний различны. Он перечисляет все препараты ртути, применявшиеся в то время, пишет об эффективности раствора сулемы для лечения сифилиса. Симптомы сифилиса и методы его лечения были опубликованы в Грузии Д. Багратиони в книге «Рецептура» (1811), П. Клапитоновым в книге «Краткий кабардин» (1836).

Если на протяжении всего XVIII в. было напечатано только 10 руководств по венерическим болезням, то в первой половине XIX в. таких книг издано более десятка. В 1800 г. М. Воронов перевел с английского языка сочинение Фалка «Трактат о венерических болезнях». В 1802 г. в Москве в университетской типографии лекарем М. Брукнером был издан на русском языке перевод немецкого сочинения «О любострастных болезнях» доктора Иоганна Фридерика Фрице. В ней любострастные болезни разделены на два класса: местные венерические припадки и всеобщую любострастную болезнь, которая всегда бывает последователем местных припадков. В сочинении говорилось также, что «любострастный яд» переходит от одного человека к другому только через соприкосновение, что заражения через воздух не происходит. Автор сочинения неправильно отрицал заражение через деторождение; он считал, что матери только тогда заражают детей, когда на половых органах имеются явления болезни. Наряду с этим перечисляется ряд обстоятельств, способствующих распространению болезни: сношения в пьяном состоянии, повторные сношения, несоблюдение чистоты тела, одежды. В 1807 г. появилось «Наставление, руководящее к предупреждению армейских и любострастных болезней и сохранению здравия военнослужащих», переведенное с французского языка И.С. Андреевским. В 1808 г. напечатана работа «О болезнях от любострастного яда происходящих», в двух частях.

Кроме специальных книг венерические болезни освещались в общих медицинских учебниках. В 1812 г. вышла книга А. Масленникова «Ручная книжка, или Кратчайшee описание всех болезней как наружных, так и внутренних», в которой упоминается о венерических заболеваниях. Они описываются также в «Опыте системы практической медицины» П. Чаруковского (1833). В 1813 г. А. Флеров перевел сочинение Сведиора «О любострастных болезнях» и для издания направил в Медицинский совет, но вскоре у него появились дополнения к переводу, и он попросил выслать его обратно. 18 февраля 1814 г. А. Флеров просил рассмотреть переведенное и дополненное им сочинение, дальнейшая судьба которого так и осталась неизвестной.

В 1816 г. вышла книга Ф. Удена «Академические чтения о хронических болезнях», в которой «любострастной болезни» посвящен специальный раздел. В 1819 г. на русском языке издано «Наставление об употреблении предохранительных лекарств» Ф.И. Шпегеля; 1820 г. – «Описание припадков любострастной болезни» Л.В. Ланьо; 1829 г. – «Практическое описание накожных болезней», к которому переводчик О.Ф. Каманский добавил раздел о венерических болезнях (Крестовский П., 1898). Кроме того, было опубликовано несколько статей по диагностике и лечению венерических болезней, в частности, в 1827 г. – И.Я. Белинского «Средство против застарелой сифилитической болезни», 1840 г. – А.П. Алышевского «Накожный способ лечения сифилитической болезни» и др. В 1843 г. появилась книга Сен-Жерве Жирало «О распространении и лечении сифилитической болезни во всех ее видах». К сожалению, не был опубликован большой «Трактат о сифилитической болезни» на 1 000 листах, написанный в 1842 г. врачом Орловым (Змеев Л.Ф., 1886).

Выдающийся русский хирург Н.И. Пирогов, будучи в Дерпте, занимался изучением и лечением сифилиса. В первом томе «Анналы Дерптской клиники» (1834) помещена статья о венерических язвах и их лечении. В «Анналах хирургической клиники» за 1837 г. Н.И. Пирогов опубликовал статью «Сифилитические язвы», в которой рекомендовал открыть бесплатные больницы для больных сифилисом, применять предохранительные средства, распространять в народе правильные представления о болезни, бороться со знахарством.

В 1856 г. было издано первое на русском языке руководство по дерматологии «О накожных болезнях», которое «по новейшим исследованиям Cazenave, Valleix, Devergi и др. составил и издал доктор М. Хан в С.-Петербурге». Автор описывает «влажную прыщевую сыпь» (impetigo), «подбородочную проказу» (varus mentagra), «пупырчатые моховидные лишаи» (lichen), «слоновую проказу» (elephantiasis graecorum), «чешуйчатую проказу» (lepra), «арабскую слоновую проказу» (elephantiasis arabum), «миланскую проказу» (pellagra), «краснушки» (roseola) и т. д. Хотя это руководство компилятивное, в нем приведены также некоторые способы лечения, которые автор «имел случай видеть в клинике профессора Пирогова» (Гусаков Н.И., 1998).

Во второй половине XIX в. развитие медицинского дела в России значительно продвинулось. Было положено начало высшему медицинскому образованию. Возникли первые гражданские больницы. Большое влияние на развитие медицинской науки в России оказал М.В. Ломоносов. Его последователями были виднейший представитель терапии С.Г. Зыбелин, основоположник русского акушерства Н. Максимович-Амбодик, крупный русский эпидемиолог Д.С. Самойлович.

В целях ограничения распространения венерических болезней в 1843 г. в Петербурге был организован врачебно-полицейский комитет. По этим же причинам были приняты меры по расширению и некоторому благоустройству Калинкинской больницы, которая сыграла большую роль в развитии дерматологии и венерологии в нашей стране. Калинкинская больница возникла на месте предшествовавшего прядильного дома, построенного по приказу Петра I на месте финской деревни Калинка, и использовалась в основном для проституток.

В 1846 г. русский врач, ординатор Петропавловской больницы Федор Кох издал в Петербурге работу «Сифилитическая болезнь, представленная в историческом, патологическом и терапевтическом отношениях». Двумя годами раньше в морском кронштадтском госпитале Г. Круссельна начал проводить лечение гальваническим током сифилитических гангренозных язв, а в 1846 г., то есть на 6–7 лет раньше Миддельдорифа, ввел в практику гальванокаустику.

В 1857 г. вышло «Руководство к изучению и лечению сифилитической болезни» П.П. Заблоцкого-Десятовского, представлявшее собой критическую переработку научных трудов зарубежных врачей с добавлениями автора, который, в частности, предложил свой метод операции фимоза. Заблоцкий-Десятовский писал: «Я не во всем слепо следую современным знаменитостям в сифилидологии – Рикору, Казенаву, Видалю, Боме, Валлеру: без проверки фактов, без полного убеждения в их истине я ничего не предлагаю за положительное».

Автор подробно описал течение сифилиса. Начальная стадия болезни характеризуется появлением шанкра через 7–9 дней или 2–3 нед от момента заражения, а признаки общего заболевания развиваются чаще после полного заживления первоначальных язв, реже – во время их существования, то есть через 6–8 нед после заражения. К первым проявлениям он относил бубон; к проявлениям общего заболевания – лихорадку, общее недомогание, наружные проявления в виде сыпей, поражений зева, глотки, миндалин, твердого неба, желез, носовых отверстий; позднее – кондиломы и трещины заднего прохода, в углах рта, язвы между пальцами ног, у корня языка, выпадение волос; а высшая степень болезни – в виде сильных ночных болей в костях, воспаления надкостницы, костей. Для лечения сифилиса П.П. Заблоцкий-Десятовский считал достаточным соблюдение строгой диеты и применение местных средств. Общая венерическая болезнь, по его представлению, может развиваться после всякого шанкра (простого, возвышенного, отверделого, гунтеровского, разъедающего). Хотя П.П. Заблоцкий-Десятовский оговаривался, что при разъедающем (очевидно, мягком) шанкре заболевание большей частью ограничивается местным проявлением, без последующих общих явлений.

В 1859 г. в Лейпциге на русском и немецком языках была издана работа по сифилису профессора Х.Я. Гюббенета «Наблюдения при экспериментальном сифилисе». Стремясь доказать заразительность вторичных проявлений сифилиса, Х.Я. Гюббенет производил опыты на здоровых людях, по поводу чего В.В. Вересаев (1902) справедливо возмущался: «Непонятно, почему в таком случае профессор Гюббенет не привил сифилис себе? Или, может быть, это было бы слишком «дорого» даже и для человечества?» В 1884 г. в «Записках по части врачебных наук императорской Петербургской медико-хирургической академии» доктор Кастельно выступил против прививок венерической болезни здоровым людям для изучения клиники сифилиса.

Как известно, еще в 1874 г. одесский врач С. Розенблюм, на 40 лет раньше австрийца Вагнер-Ярена, успешно лечил прогрессивный паралич прививкой возвратного тифа, за что в 1927 г. Вагнер-Ярен был удостоен Нобелевской премии. Еще в 1858 г. Ю. Лукомский опубликовал статью «О лечении сифилитической болезни посредством вакцинации, то есть посредством прививания яда коровьей оспы». В 1906 г. М.А. Членов впервые в эксперименте на кроликах применил пиротерапию сифилиса. Тепловые процедуры позднее рекомендовали М. Уссас, Ф. Фишер, П.Я. Калашников, А.Д. Степанов и др.

Ведущую роль в развитии отечественной венерологии сыграл С.П. Боткин. Одна из его лекций посвящена сифилису печени. Впервые в России, применив лабораторно-экспериментальный метод в обследовании больного, Боткин не увлекся механической оценкой полученных результатов, но, поставив на первое место нервную систему, разработал свою неврогенную теорию патогенеза многих заболеваний.
Mavrov_1Spec_derma_1.jpg

Алексей Герасимович Полотебнов стал основателем научной дерматологии в России. Он родился в январе 1838 г. в селе Алексеевском Скопинского уезда Рязанской губернии в семье сельского псаломщика. Получив начальное воспитание в Скопинском духовном училище, он в 1854 г. поступил в Рязанскую семинарию, откуда в 1858 г., за два года до окончания полного курса, перешел в Медико-хирургическую академию, которую окончил в 1864 г. с золотой медалью, и затем был оставлен по конкурсу для научного усовершенствования при академии на 3 года. Для своих занятий он избрал терапевтическую клинику профессора С.П. Боткина, в которой работал еще студентом IV и V курсов и где под руководством С.П. Боткина, будучи на IV курсе, выполнил свою первую научную работу «Материалы к изучению действия ртутных препаратов», напечатанную в «Медицинском вестнике» (1863).

За время работы в клинике С.П. Боткина А.Г. Полотебнов выполнил 4 научных работы: «Паренхиматозное воспаление почек с последующей уремией»; «Токсическое действие атропина, датурина и гиосциамина»; «Развитие гипертрофии левого желудочка сердца у собаки вследствие перевязки четырех артериальных стволов»; «Действие ртути на животных» (экспериментальное исследование), – и защитил докторскую диссертацию на тему: «О склерозе артериальной системы как причине последовательного страдания сердца».

Занятия в клинике С.П. Боткина оказали огромное влияние на формирование А.Г. Полотебнова как врача, а также на всю его дальнейшую научную деятельность. В конце 1867 г. после защиты докторской диссертации он был командирован академией за границу, причем по инициативе С.П. Боткина ему предложили заняться изучением дерматологии. Это предложение было вызвано желанием С.П. Боткина подготовить специалиста-дерматолога для преподавания кожных болезней студентам академии. А.Г. Полотебнов поехал в Вену, где первое время посещал клиники внутренних болезней, преимущественно профессора Оппольцера. Однако после клиники С.П. Боткина венские терапевтические клиники не заинтересовали его.

Ставя задачу изучить дерматологию, он стал посещать клинику и лекции известного венского дерматолога Фердинанда Гебры. По словам А.Г. Полотебнова, дерматология заинтересовала его своей новизной и полной для него неизвестностью, так как кожные болезни в академии, в бытность его студентом, фактически не преподавались. В клинике Ф. Гебры он провел 2 года. В то же время он посещал сифилидологические клиники Зигмунда и Цейсля. Кроме того, в первый год пребывания в Вене А.Г. Полотебнов работал в Венском политехникуме в кабинете ботаники профессора Ю. Визнера, где им была выполнена большая работа «Ueber den Ursprung und die Ver-mehrung der Bacterien», напечатанная в «Записках Венской академии наук».

Второй год пребывания в Вене А.Г. Полотебнов, помимо посещения клиник, посвятил занятиям в лаборатории общего патолога, профессора С. Штриккера, где производил опыты «с вспрыскиванием в кровь кроликам и собакам низших организмов, добытых разводками в пастеровской жидкости из воздуха лаборатории». Результаты всех этих работ были последовательно объединены и опубликованы в 1871 г. на русском языке в виде отдельной монографии «Растительные организмы как причина заразных болезней».

Из Вены А.Г. Полотебнов поехал в Париж, где посещал дерматологические клиники Л.Ф. Арди и П.А. Базена. Весной 1870 г. в Париже свирепствовала эпидемия оспы. Для дальнейшей разработки вопроса о причинах заразных болезней А.Г. Полотебнов занялся изучением оспы, в частности патологией крови при этом заболевании и поисками возбудителя. Больница Hotel-Dieu была переполнена оспенными больными, и профессор Жерар предоставил А.Г. Полотебнову три палаты на 140 больных. Из Парижа А.Г. Полотебнов поехал на два месяца в Бонн и в сентябре 1870 г. вернулся в Россию. В начале 1871 г. он был удостоен звания приват-доцента «по части накожных болезней». Незадолго до этого, в конце 1869 г., была организована первая дерматологическая кафедра в России. Преподавание кожных болезней было поручено приват-доценту Ф.В. Подкопаеву.

Федор Васильевич Подкопаев (1838–1870) в 1861 г. окончил Медико-хирургическую академию, после чего работал полковым врачом и ординатором Гродненского госпиталя. В 1864 г. он был прикомандирован к академии для усовершенствования и работал в клинике профессора С.П. Боткина, под руководством которого выполнил докторскую диссертацию «О сравнительном действии хлористого калия и хлористого натрия на животный организм» и две работы – «О влиянии хлористого калия на питание» и «О значении задержки угольной кислоты при холере». На эти работы обратили внимание не только в России, но и за границей.

В 1867 г. Ф.В. Подкопаев был командирован Главным военно-медицинским управлением на два года за границу, где в основном посвятил себя изучению дерматологии в Венской клинике профессора Ф. Гебры. Одновременно с этим он работал в лаборатории профессора Либрейха, где выполнил работу «О соединении солянокислого креатина и солянокислого серкозина с хлористым золотом», а также у профессора С. Штриккера, под руководством которого выполнил работу «Об окончании нервов в эпителиальном слое кожи», напечатанную в 1869 г. в «Медицинском вестнике» и «Архиве анатомии» М. Шульце. В этой работе он одним из первых дал подробное описание распределения нервов и их окончаний в эпителии кожи.

По возвращении в 1869 г. из-за границы Ф.В. Подкопаев был назначен старшим ординатором Николаевского военного госпиталя в Петербурге, где за короткий срок выполнил еще две работы: «О применении каучука к лечению кожных болезней» и «Eczema Syphiliticum». В том же году ему было присвоено звание частного доцента дерматологии при Медико-хирургической академии и поручено чтение лекций по кожным болезням студентам V курса и врачам. Из-за недостатка больных в сыпном отделении Клинического военного госпиталя он читал в Николаевском госпитале лекции, которые привлекали большое количество студентов и врачей и за короткий срок создали ему популярность.

22 ноября 1869 г. Ф.В. Подкопаев был избран адъюнкт-профессором только что организованной кафедры кожных болезней академии. Закончив 1869–1870 учебный год, он поехал вновь совершенствоваться за границу. По возвращении заболел тифом и 26 августа 1870 г. скончался на 32-м году жизни. Судя по отзывам современников, на Ф.В. Подкопаева возлагались большие надежды как на высокоталантливого клинициста и научного работника, о чем свидетельствуют его работы.

В связи со смертью Ф.В. Подкопаева А.Г. Полотебнову было поручено чтение частных лекций по кожным болезням студентам и врачам, однако без возложения на него обязанностей заведования кафедрой. Последнее было поручено сначала ассистенту кожного отделения доктору М.И. Стуковенкову, а впоследствии – заведовавшему кафедрой сифилидологии профессору В.М. Тарновскому.

Избрание А.Г. Полотебнова адъюнкт-профессором и заведующим кафедрой дерматологии состоялось лишь 5 декабря 1876 г. С избранием на кафедру он с присущей ему энергией принимается за ее организацию: добивается увеличения количества клинических коек, оснащает клинику всеми необходимыми приборами, организует в клинике электро- и водолечение больных, страдающих кожной патологией. В целях улучшения преподавания А.Г. Полотебнов организует музей пластических слепков (муляжей) различных заболеваний кожи, весьма искусно выполнявшихся по его заданию доктором Карповичем. Прекрасно оборудованная по тому времени клиника, большое количество дерматологических больных с разнообразной патологией, личные качества ее руководителя как преподавателя и врача привлекают в клинику большое количество слушателей, несмотря на то что дерматология до 1883 г. не являлась для студентов предметом обязательным и не входила в выпускные испытания.

Постепенно вокруг А.Г. Полотебнова формируется группа учеников, разрабатывающих идеи своего учителя. Из клиники выходит значительное количество оригинальных научных работ, выполненных как самим А.Г. Полотебновым, так и его учениками, часть которых в дальнейшем заняла самостоятельные кафедры (М.И. Стуковенков, И.Ф. Зеленев, А.А. Линдстрем, А.Я. Бруев). Так постепенно формируется первая в России отечественная дерматологическая школа.

В 1894 г. А.Г. Полотебнов, согласно уставу академии, оставляет кафедру, получив за два месяца до ухода звание ординарного профессора. Его уход из академии в возрасте 57 лет, в полном расцвете сил, в период интенсивной научной деятельности, был вызван не только формальной выслугой 30-летнего срока. 9 апреля 1894 г. конференция академии постановила соединить кафедры дерматологии и сифилидологии, за что, между прочим, ратовал в первую очередь сам А.Г. Полотебнов, считая это мероприятие целесообразным для преподавания. Заведование объединенной кафедрой конференция поручила заслуженному ординарному профессору В.М. Тарновскому, руководившему кафедрой сифилидологии, являвшемуся противником слияния кафедр.

Покинув академию, А.Г. Полотебнов не прекратил своей научной деятельности. После 1894 г. он принимал активное участие в научных заседаниях (состоял действительным и почетным членом ряда научных обществ) и съездах, напечатал ряд крупных научных работ, среди которых «Введение в курс дерматологии» (1896) и «Есть ли основания считать проказу заразительной?» (1902) заслуживают особого внимания. Его последнее выступление состоялось в 1904 г. на IX Пироговском съезде, где он принимал участие в обсуждении целого ряда научных докладов. 31 декабря 1907 г. профессор А.Г. Полотебнов скончался на 70-м году жизни.

В истории развития медицины в России А.Г. Полотебнову по праву принадлежит одно из видных мест как основоположнику отечественной дерматологии, создавшему первую самостоятельную оригинальную русскую дерматологическую школу. Свое видение клинической дерматологии А.Г. Полотебнов подробно осветил в сборнике «Дерматологические исследования из клиники профессора А.Г. Полотебнова» (в. 1–2, СПб., 1886–1887). С той поры отечественные дерматологи, прочно став на позиции функционального, физиологического и патофизиологического направлений, успешно создавали и развивали передовую, прогрессивную русскую дерматологию. В 1871 г. он опубликовал статью «Об отношении бактерий к зеленому кистовику», а в 1872 г. в «Медицинском вестнике» поместил работу «Патологическое значение плесени», в которой изложил свои знаменитые исследования по лечению язв перевязками с плесенью Penicillium. Уместно отметить, что изучение действия зеленой плесени на кожу проводили В.А. Манасеин (1871) и П.В. Лебединский (1877) задолго до Александра Флеминга (1928). Сообщалось также о возможности применения антибиотиков в медицине, в частности при лечении сифилиса, что практически было осуществлено только в 1943 г. американскими врачами J.F. Mahoney, R.C. Arnold и A. Harris.

К концу XIX в. с расцветом микробиологии начался «этимологический» этап развития дерматовенерологии, когда основные усилия ученых были направлены на поиски возбудителей различных кожных и венерических заболеваний. В начале XX в. началось изучение экспериментально-клинических закономерностей и патогенеза дерматозов на базе микробиологии, нормальной и патологической физиологии. Истоманов и Аскипьянц (1897) первые выделили культуру стрептобацилл мягкого шанкра и т. д.

На развитие научной дерматовенерологии Петербурга положительное влияние оказали научные исследования, проводимые в Институте экспериментальной медицины. Институт был создан 8 декабря 1890 г. на средства принца А.П. Ольденбургского на базе Петербургской Пастеровской станции и состоял из многих отделов, возглавляемых известными русскими учеными. Первым директором института был Э.Ф. Шперк (1837–1894), он же был и заведующим сифилидологическим отделением.

Э.Ф. Шперк был выдающимся сифилидологом и проводил опыты заражения сифилисом на обезьянах различных пород. Первые попытки воспроизведения сифилиса на 36 животных (из них 28 обезьян) были неудачными. Во время поездки в Париж в ноябре 1886 г. Х.И. Гельман, Э.Ф. Шперк и попечитель станции А.П. Ольденбургский обсуждали с Пастером и этот вопрос.

Э.Ф. Шперк попытался применить комбинацию «сифилитического вируса» с другими – оспой, которая, по его мнению, могла снизить иммунитет обезьяны. Он получил интересные данные о развитии оспы у обезьян, например, у них наблюдалась более крупная инфильтрация кожи и более мелкие пустулы, чем у коров. Но попытка получить сифилис у животных (18 обезьян, 1 теленок и 2 молочных поросенка) не была успешной из-за высокой летальности. В опытах, проведенных в начале l888 г., на месте инокуляции у обезьяны появилась язва, схожая с твердым шанкром. Э.Ф. Шперку удалось даже заразить от этой обезьяны другую. Работы Э.Ф. Шперка остались незавершенными, однако результаты его исследований были посмертно опубликованы во Франции в виде «Oeuvres completes du D-r Edouard Leonard Sperk. Syphilis, Prostitution, etudes medicales diverses, avec une preface du D-r Lanceraux etc.» (1896).

После возвращения из Индии в Институте экспериментальной медицины работал знаменитый микробиолог и эпидемиолог Д.К. Заболотный (1866–1929). Он начал проводить опыты по изучению экспериментального сифилиса на обезьянах. Здесь же он обнаружил бледную спирохету на два года раньше Ф. Шаудина и Э. Гоффмана, но не решился опубликовать свои исследования. В ноябре 1906 г. Д.К. Заболотный был назначен заведующим лабораторией по экспериментальной сифилидологии Института экспериментальной медицины «с сохранением в служебном отношении прежних положений по званию исполняющего помощника зав. отделением общей микробиологии». Д.К. Заболотный наряду с И.И. Мечниковым, Э. Ру, Ф. Шаудином и Э. Гоффманом является одним из создателей современного учения об этиологии и патогенезе сифилиса.

В 1903 г. И.И. Мечников доказал восприимчивость к сифилису, привитому не только от человека шимпанзе, но и от шимпанзе – другому шимпанзе. Получение экспериментальной модели сифилиса дало возможность И.И. Мечникову заняться изысканием применения вакцинации и серотерапии сифилиса. В 1905 г. к И.И. Мечникову, как крупнейшему микробиологу, обратились Ф. Шаудин и Э. Гоффман с просьбой подтвердить сделанное ими открытие. Тщательно изучив присланные мазки, И.И. Мечников дал им свое подтверждение.

Исследования И.И. Мечникова показали, что возбудитель сифилиса захватывается малоподвижными мононуклеарными фагоцитами и остается на месте внедрения, поэтому быстро начатая местная терапия приводит к излечению. Для такой предупредительной терапии И.И. Мечников применил несколько различных ртутных препаратов и остановился на наиболее надежной мази, состоящей из 10 частей каломеля и 20 частей ланолина, которую рекомендовал втирать в течение 5 мин в место инокуляции, если с момента заражения прошло не более 24 ч. После этого «мазь Мечникова», средство личной профилактики, получила всемирное признание. Исследование экспериментальной сифилидологии и предложение средства личной профилактики сифилиса навсегда оставили имя И.И. Мечникова в истории отечественной и мировой сифилидологии.

Противовенерические мероприятия в России в XVIII–XIX вв.

Первые организационные профилактические мероприятия по предупреждению распространения венерических болезней в России известны со времен царствования Петра I. В 1711 г., по указу царя, женщины, ведущие распутный образ жизни, помещались в прядильный дом, а «винные бабы и девки отсылались в мануфактур-коллегии». В указах 1718, 1728, 1736 г. принимались меры против открытия публичных домов. Под страхом штрафов и наказаний запрещалось содержать «непотребных жен и девок». В «Воинских артикулах» Петра I от 1716 г. упоминается «о бесплатном лечении всех военнослужащих, кроме офицеров, которые себе наживают болезни французские... за то брать плату смотря по случаю и рангу», а пункт 175 гласит: «Никакие блудницы при полках терпимы не будут, но ежели оные блудницы найдутся, имеют они без рассмотрения особ, через профоса раздеты и явно выгнаны быть» (Голиков И.И., 1788).

Известен указ Петра I от 1719 г., согласно которому офицеры и солдаты, уволенные из армии по возрасту, ранениям или болезням, награждались чинами; те же, которые не могли продолжать службу в гарнизонах, устраивались в госпитали. При этом больным с венерическими заболеваниями и пьяницам указанные льготы не предоставлялись: «...а которые в гарнизонах служить не могут, тех, как офицеров, так и рядовых, пристраивать к госпиталям, а при отставке награждать за ту службу чинами; но при том выключать из сего тех, которые за пьянство и за французскими и подобными болезнями и негодностями отставлены будут...»

В 1721 г. Петром I был издан «Регламент главному магистру», в котором предписывалось строительство специальных домов для лиц «непотребного и невоздержанного жития». Указ императрицы Елизаветы Петровны от 1 августа 1750 г. предписывал: «...непотребных жен, девок и сводниц смотреть и пристойным образом разведывать об оных, ловить и приводить в главную полицию, а оттуда присылать в комиссию».

Заболеваемость сифилисом в России быстро возрастала. 30 декабря 1762 г. при императрице Екатерине II Правительствующим Сенатом был издан указ для Медицинской канцелярии, которым предписывалось учредить при городах «нарочные дома» для лечения приходящих больных «прилипчивыми и заразительными болезнями», снабдив их необходимым числом лекарей и медикаментами. При этом у поступавших на лечение гражданских больных воспрещалось спрашивать фамилию и сословие. По-видимому, это первое указание на анонимное лечение венерических болезней в России. 8 мая 1763 г. был издан указ об учреждении и строительстве в городах специальных домов для лечения больных «заразительными и прилипчивыми болезнями». При этом в указе Сената предписывалось бесплатное лечение больных «французской болезнью» и высылка их после лечения в Нерчинск.

17 мая 1763 г. Правительствующим Сенатом был издан еще один указ – «О лечении распутных женщин, одержимых франц-венерией и о ссылке оных на поселение». Изданию этого указа способствовало прошение Санкт-Петербургского генерал-губернатора А.И. Глебова, в котором он отмечал, что в Санкт-Петербургском госпитале на 26 апреля 1763 г. среди 671 больного большую часть составляли «одержимые франц-венерией», которую они получили «от непотребных женщин». В своем прошении генерал А.И. Глебов призывал принять меры против размножения этой «прилипчивой болезни». Он считал необходимым рассылку во все воинские команды указа о выявлении венерической болезни у всех чинов и проведении допроса, от кого получено заболевание: «...а подозрительных женщин сыскать, осматривать и лечить больных. После лечения особо отличившихся в непотребстве женщин отсылать на поселение в Нерчинск. Больных, принадлежавших помещикам, возвращать им, если последние внесут деньги за лечение и питание, а если не пожелают, то таких больных отправлять на поселение».

В инструкции «О правилах содержания полкового госпиталя», утвержденной 8 декабря 1764 г. императрицей Екатериной I, указывалось, что больных, имевших прилипчивые болезни, нужно содержать в отдельных комнатах, иметь для них отдельную постель, посуду, пищу. Лекарям вменялось также в обязанность устанавливать, от кого заразился солдат.

В 1750 г. на окраине Санкт-Петербурга была открыта специальная режимная больница для женщин, больных «французской болезнью». Эта больница располагалась в Калинкиной деревне, от чего и получила название Калинкина двора. В период царствования Петра I здесь находился так называемый прядильный дом, в который помещали выловленных в городе представительниц «непотребного и неистового женского пола». Это был своего рода изолятор для проституток. К больнице был приставлен караул.

В 1786 г. на базе этой больницы было открыто Калинкинское медико-хирургическое училище, в числе профессоров которого был Н. Максимович-Амбодик, закончивший Киево-Могилянскую академию. С 1860 г. в Калинкинской больнице начал работать В.М. Тарновский, ставший впоследствии основоположником русской научной венерологии (Гребенщиков, 1897).

В 1763 г. в Санкт-Петербурге была открыта «секретная» больница на 30 мест для мужчин и на 30 мест для женщин, больных «франц-венерией». Содержание и лечение в ней проводилось на средства вновь образованной Медицинской коллегии. Поступившие на лечение пациенты не называли своего имени и имели право носить маски. Относительно их предписывалось соблюдать строгую «молчаливость», а вход в больницу для «любопытствующих» был строго воспрещен. Так была организована первая в России венерологическая больница. Первым ее заведующим был Д.С. Самойлович (внук известного сотника Войска Запорожского Самийла Кишки). На базе этой больницы проводились практические занятия по венерологии для учеников и подлекарей Санкт-Петербургских госпитальных школ.

В 1775 г. в «учреждении об управлении губерниями» предписывалось «лиц непотребного, неистового и соблазнительного жития женского пола помещать в смирительные дома», а за полученную от «невоздержанности французскую болезнь виновные наказывались батогами». Катастрофический рост заболеваемости «франц-венерией» заставил правительство, помимо репрессивных мер, приступить к организации более широкой лечебной помощи населению. В 1776 г. в Москве была открыта Екатерининская больница, а в 1780 г. в Санкт-Петербурге – Обуховская сифилитическая больница на 30 коек в дополнение к уже существовавшей «секретной» больнице. Больницы для лечения страдающих «щегольской», или «любострастной», болезнью были открыты также в Киеве и ряде других губернских городов.

Имеющиеся в Харьковском филиале Национального исторического архива Украины документы дают некоторые сведения о распространении венерических заболеваний на Харьковщине в XVIII в. Ф.Ф. Исаев (1949) в исторической справке о противовенерических мероприятиях в Харькове в XVIII ст. указывает, что в 1794 г. харьковский губернатор А.Г. Теплов докладывал Правительствующему Сенату о чрезвычайном распространении сифилиса среди жителей окрестностей Харькова, занесенного войсками во время Русско-Турецкой войны 1769–1774 гг. (Исаев Ф.Ф., 1949).

В районе г. Харькова в период турецких войн (1769–1774 и 1787–1791 гг.) происходило формирование воинских частей. Размещение войск «постоем» по обывательским дворам и домам, при исключительной к тому же скученности, естественно, приводило к самому тесному контакту с местным населением и распространению среди него различных заболеваний. В 8–10 км на северо-восток и север от г. Харькова расположены села Большая Даниловка, Циркуны, Черкасские и Русские Тишки. В этих населенных пунктах, как видно из донесения харьковского губернатора А.Г. Теплова Правительствующему Сенату (от 17 марта 1797 г., № 409), жители были «большим числом заражены венерической болезнью, которая внедрилась в оных селениях лет с десять от большого количества рекрут от военных, состоявших по тем селениям квартирами в бывшую с турками войну. Болезнь сия уже тогда до того простиралась, что до двух сот душ разом в тех селениях померло».

Из рапорта 17 марта 1797 г. и целого ряда других документов можно почерпнуть сведения о мерах, предпринимавшихся харьковскими градоправителями для ликвидации очагов венерических заболеваний. Один из предшественников А.Г. Теплова, генерал-поручик В.А. Чертков, «не найдя уже способа к прекращению этой болезни», решил совершенно закрыть проходящую через некоторые из указанных сел большую дорогу от Белгорода на Харьков и почтовый тракт перевести в сторону, а селения «оставить и не только не переводить через оные команд, но и проезд вовсе запретить». Беспомощное население этих пунктов было изолировано от внешнего мира и оставлено на произвол судьбы, так как ему не предполагалось оказывать какую-либо помощь.

Несколько иначе стал действовать А.Г. Теплов. Начал он с того, что потребовал от губернского доктора подробный доклад о состоянии заболеваемости населения губернии «венерической болезнью» и одновременно отдал распоряжение харьковским докторам и лекарям произвести самое тщательное обследование указанных населенных пунктов. Харьковскому земскому исправнику было предложено принять меры, чтобы рекрутские партии, проходящие через Большую Даниловку и Циркуны, в этих селах «на квартиры не останавливались», а без задержки следовали до ближайших селений.

Для систематического лечения больных А.Г. Теплов принял решение открыть «для больных поселян, страждущих венерическими болезнями», два лазарета: один – в селе Циркуны (для больных из этого села и соседней Даниловки), второй – в Черкасских Тишках (для больных из сел Черкасские и Русские Тишки). А для этого Харьковскому нижнему земскому суду было предложено, «собрав вместе всех больных как в тех селениях (Циркуны, Даниловка, Русские и Черкасские Тишки), так и в прочих, где окажутся, и назначить для тех лазаретов в пристойных местах в конце селений избы, отдать для излечения в те лазареты, учредя к оным подлежащие караулы, которые содержать к предупреждению всякого сообщения здоровых с больными из посторонних ближайших селений так, чтобы и самые караульные удалены были от такового с ними сообщения».

Было приказано из Богодухова и Хотымска направить одного лекаря и подлекаря. Городничим и исправникам в конце марта 1797 г. были разосланы распоряжения своевременно и при том «секретно» узнавать, где, в каких селах и городах обнаруживаются больные, «зараженные венерической болезнью, которую многие страждущие станут скрывать», и о каждом обнаруженном больном немедленно доносить лично губернатору, а самых больных забирать и присылать в Харьков «к отдаче для излечения от той болезни в лазарет... Буде же найдутся страждущие сею болезнью люди, имеющие довольный достаток для своего излечения, то настоятельно требовать и наблюдать, чтобы оные непременно излечивались у докторов и лекарей уездных городов без отлагательства». Слободской Украинской казенной палате было предписано «для больных венерической болезнью, состоящих в Циркунах, и других людей, удаленных от домов своих, отпустить хлеба или муки 30 четвертей и 5 четвертей круп».

Поскольку испытывались большие трудности в обеспечении вновь организуемых лазаретов медикаментами, которых в харьковской аптеке Ведомства общественного призрения было недостаточно, то пришлось обратиться в Сенат с ходатайством об отпуске дополнительных средств на закупку лекарств «на излечение сих больных людей, как при бедствии своем весьма еще и неимущих». Считая целесообразным централизовать лечение венерических болезней в губернии, А.Г. Теплов поднимает перед Сенатом вопрос об организации специальной больницы: «Болезнь прилипчивая, и наипаче в летнее время от жаров и сообщения жителей при полевых работах не внедрялась бы и не распространялась далее, то, избрав пристойной место неподалеку от губернского города Харькова и аптеки, собирая сих больных в одно место, приказать при главном моем наблюдении излечать», – и просит отпустить для больницы денежные средства, дать разрешение на отпуск муки и крупы.

В апреле 1797 г. начинают поступать сведения о выявленных в губернии больных. Так, сумской городничий в рапорте № 439 от 15 апреля доносит: «Зараженного оною болезнью сумского казенного обывателя Антона Ильяшенко, по малоимуществу его, для отдачи в учрежденный лазарет при сем препровождаю». Больной прибыл в Харьков к губернатору 22 апреля и через два дня – 24 апреля, при ордере № 1031 был направлен к харьковскому исправнику «для отдачи на излечение в лазарет». От этого же городничего с соответствующими препроводительными бумагами прибыли и были помещены в лазарет в мае месяце 1797 г. «сумские обыватели Пелагея Гребенникова и Матрена Гаврилова дочь Степенкова и сумской житель Петр Кошелевский».

В июне того же года от богучарского городничего направлен в излечение предварительно подвергнувшийся на месте освидетельствованию «штап-лекарем Синицким» «зараженный венерической болезнью Максим Григорьев». На путь следования ему была выдана «подорожная», которой предписывалось «препроводить (его) до губернского города Харькова от селения до селения на одной конной подводе без малейшего задержания». В июне 1797 г. лазарет, работавший в Циркунах, «для лучшего присмотра за больными» со стороны лекарей было предписано перевести в Харьков.

Из месяца в месяц количество направляемых на лечение больных возрастало. Так, например, старобельский земский исправник 14 июля доносил, что «между казенными поселянами также и помещиками, принадлежащими поданными черкасами сыскал до 20 душ». Эти 20 больных были затем направлены на излечение на обывательских подводах в сопровождении солдат, а для питания в пути от Старобельска до Харькова была выделена денежная сумма в 10 рублей. За четыре месяца – к 1 августа 1797 г. – госпитализации в лазаретах было подвергнуто 96 больных мужчин и женщин. Из этого количества умерло 4, излечилось – 73, а к оставшимся вновь добавились 44 человека. На содержание больных было израсходовано 1 151 руб. 29 коп., в том числе на питание – 327 руб. 55 коп., на лекарства – 265 руб. 89 коп., доктору, «что пользовал, за излишние труды – 100 руб.».

В начале августа 1797 г. А.Г. Теплов получил указ Сената с предложением представить соображения о средствах, необходимых для строительства специальной больницы и на содержание в ней больных. Посоветовавшись с «дивизионным доктором» и инспектором только что учрежденной Врачебной управы (1796), А.Г. Теплов признал необходимым строить в Харькове для венерических больных больницу на 40 коек и 25 августа 1797 г. представил в Сенат рапорт с детально разработанным штатом и сметой, испрашивая на строительные работы 2 400 руб., а на содержание больных – 3 090 руб.

В 1798 г., когда на юге, в Новороссии, «появилась и затем развилась в эпидемию заразная болезнь», губернатор А.Г. Теплов предписал харьковскому городничему «иметь строгое наблюдение и испытание, без малейшей огласки, о всех приезжающих в город людях, и на случай, если между ними окажутся больные, то, задержав, отвозить в особо на то отведенную квартиру, освидетельствовать с городовым врачом и, если найдутся на них какие-либо признаки болезни, поступить по силе инструкции».

В начале XIX в., как и в предыдущий век, мероприятия по борьбе с сифилисом в России носили в основном репрессивный характер. В 1800 г. император Павел I издал указ, предписывающий «...развратных женщин, какие есть и впредь оказываться будут в обеих столицах (Санкт-Петербург, Москва), батогами бить и отсылать прямо на Иркутские фабрики» (Исаев Ф.Ф., 1949). Стремясь ограничить распространение в Российской империи венерических болезней, царское правительство в 1844 г. учредило Московский военно-полицейский комитет, а в 1847 г. в Санкт-Петербурге – Комиссию для надзора за бродячими женщинами. Таким образом, в России, по примеру Франции, была введена регламентация проституции. Император Николай I также пытался решить вопрос о проституции, признав ее терпимою в России, и повелел приступить к устройству врачебно-полицейских комитетов (Кузнецов М.Г., 1871).

Н.И. Пирогов в статье «Сифилитические язвы», напечатанной в 1837 г. в «Анналах хирургического отделения университета Дерпта», писал, что в России почти совершенно не рассматриваются вопросы предупреждения и распространения сифилиса. В гражданских больницах России в 1857 г. больные сифилисом составляли 10% от общего числа госпитализированных. В.М. Тарновский в 1850 г. указывал, что «между киргизами, башкирами, мещеряками Оренбургской губернии сифилис до такой степени распространился, что, по донесению местных властей, многие роды повально были заражены, причем болезнь носила характер крайне тяжелый». Ввиду отказа многих женщин от лечения у врачей-мужчин В.М. Тарновским был возбужден вопрос об обучении «повивальных бабок» (акушерок) вопросам распознания и лечения сифилиса, что послужило основанием создания училища при Петербургской Калинкинской больнице, где «повивальные бабки» обучались венерическим, накожным, женским и детским болезням. Этим было положено начало созданию кадров среднего медицинского персонала по венерологии и смежным специальностям.

В начале XVIII в. сифилис широко распространился в Сибири. Как указывает С.Е. Гальперин, в Сибирь сифилис был завезен пленными военнослужащими из армии шведского короля Карла XII, интернированными в г. Тобольск после поражения в 1709 г. под Полтавой. На Дальний Восток сифилис был занесен в XVIII–XIX в. моряками китобойных флотилий и очень быстро принял эпидемический характер, распространяясь по всему северо-восточному побережью Тихого океана. Э.Ф. Шперк в диссертации «Медико-топографические замечания о сифилисе в северо-восточной Сибири» (1863) указывал, что на Камчатку, в Якутский и Иркутский округа, а также в Забайкалье и Приамурье сифилис был завезен морским путем.

Быстрому распространению болезни способствовало развитие торговли, миграция и появление в этих регионах проституции «как промысла». Морякам американских китобойных флотилий местное население сбывало пушнину в обмен на спиртные напитки и табак. При этом, как отмечает Э.Ф. Шперк, местные женщины часто служили приманкой для матросов. Из Охотска через Якутск купцы с товарами направлялись по реке Лене на юго-запад Восточной Сибири, и вместе с ними распространялся сифилис. Якуты называли сифилис «русской», или «худой», болезнью. Возможно, сифилис в Восточную Сибирь был занесен также с Запада. Старинным очагом сифилиса служила и Нерчинская каторга, куда, начиная с 1763 г., ссылались больные проститутки.

В конце XVII и в начале XVIII в. сифилис широко распространился как среди коренного населения Сибири, так и среди русских служивых людей, купцов, офицеров и солдат воинских гарнизонов. Распространению сифилиса среди коренного населения способствовали местные обычаи: «трубка дружбы», общая баня, обычай предоставлять гостю женщину на ночлег. Согласно данным Л.Я. Скороходова, до 1861 г. в Сибири, кроме Иркутска, больниц не было. Для лечения сифилиса применялись сулема, ртуть, серебро, порох, купорос, свежая кровь оленя, волчья и медвежья желчь, но основная масса больных прибегала к помощи шаманов и знахарей.

1 января 1864 г. в России было утверждено «Положение о земских учреждениях». Благодаря земской медицине была разработана оригинальная в то время форма сельского здравоохранения. За последующие 25 лет существования земств было создано свыше 700 сельских больниц в различных регионах страны. В земской медицине получили яркое отражение передовые взгляды отечественной медицины с ее санитарно-гигиенической и профилактической направленностью. На первом Пироговском съезде врачей в 1885 г. была создана секция венерологии, функционировавшая на всех последующих одиннадцати съездах. На них неоднократно поднимался вопрос о сифилисе как о социальном бедствии.
Mavrov_1Spec_derma_2.jpg

Начало развития научной венерологии в России относится ко 2-й половине XIX в. Ее основоположником является Вениамин Михайлович Тарновский (1837–1903). В 1869 г. он был избран профессором впервые организованной кафедры дерматологии и сифилидологии Петербургской медико-хирургической академии. Автор многочисленных оригинальных работ по сифилису и гонорее и учебников по венерическим болезням, В.М. Тарновский создал крупную венерологическую школу и активно занимался организацией борьбы с венерическими болезнями в России. В 1867 г. профессор В.М. Тарновский выдвинул положение о сифилидологии как о самостоятельной дисциплине, требующей специальной подготовки. В предисловии к русскому изданию руководства Э. Лансеро «Учение о сифилисе» (1877) он отмечал, что долгое время, пока изучение сифилиса ограничивалось только его наружными проявлениями, венерология была частью хирургии, и только недавно выяснилось, что изучение сифилиса невозможно без основательного изучения внутренней патологии человеческого организма.

На объединенной кафедре кожных и венерических болезней Военно-медицинской академии В.М. Тарновского сменил Т.П. Павлов, известный своими работами по общей патологии сифилиса, создавший крупную школу венерологов. Возникли венерологические школы и в других городах. Московскую школу основал профессор А.И. Поспелов, воспитавший ряд выдающихся венерологов: С.Л. Богрова, Е.С. Главче, И.А. Лянце, Г.И. Мещерского, М.А. Членова. Профессор Казанского университета А.Г. Ге написал крупное руководство по венерическим болезням; харьковский профессор И.Ф. Зеленев известен своими работами по суперинфекции сифилиса; профессор П.С. Григорьев успешно занимался экспериментальным сифилисом.

Новая эра в развитии учения о сифилисе и в подготовке врачей по венерологии началась после организации в 1869 г. двух раздельных кафедр: дерматологии и сифилидологии при Медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге, затем кафедр сифилидологии при Московском и Варшавском университетах, а в 1884 г. – кафедр по кожным и венерическим болезням на медицинских факультетах Киевского, Казанского и Харьковского университетов. В 1893 г. в Киеве на Пироговском съезде врачей было принято решение о необходимости созыва специального съезда по борьбе с сифилисом. С 15 по 29 января 1897 г. в Санкт-Петербурге состоялся «Съезд по обсуждению мер против сифилиса в России» с участием около 500 врачей. Это был первый в России специализированный венерологический съезд (Эрилх М.И., 1900).

9 августа 1885 г. Министерством внутренних дел был утвержден устав первого в мире Русского общества сифилидологов и дерматологов, в которое вошли 20 петербургских врачей, председателем был избран профессор В.М. Тарновский. На заседаниях этого общества обсуждались вопросы научной и клинической дерматовенерологии, а также борьбы с венерическими заболеваниями, проблемы проституции, врачебной тайны. Члены общества участвовали в практических мероприятиях по борьбе с распространением венерических заболеваний, выезжали в различные районы страны с целью обследования населения и выявления больных.

М.Г. Кузнецов (1871), основываясь на отчетах госпиталей и больниц, определил, что численность больных сифилисом в Российской империи в 1869 г. составляла 0,12–0,13% всего населения. Согласно отчету Медицинского департамента, в течение 1877 г. число новых случаев заражения сифилисом достигло 0,1% всего населения России. За 5 лет, в период 1887–1891 гг., в больницах и госпиталях России лечились 1 289 478 больных сифилисом, из них мужчин – 654 277, женщин – 459 514, детей – 175 687.

Особенно высоким был уровень заболеваемости сифилисом в армии. Согласно данным А.И. Михновского, в войсках Киевского военного округа в период с 1889 по 1893 г. сифилисом болели 7,69% наличного состава. Профессор М.И. Стуковенков определял заболеваемость венерическими болезнями у солдат 5% и, исходя из этого, называл общее количество больных в России равным 5 млн. Г.М. Герценштейн, возражая М.И. Стуковенкову, указывал, что нельзя переносить заболеваемость венерическими болезнями у солдат на все население, и определял общее количество больных сифилисом в России равным приблизительно 2 млн человек.

Согласно данным В.И. Гребенщикова (1897), в 1890 г. во всей России имелось 11 сифилитических больниц, из числа которых 4 больницы на 27 коек содержались за счет правительства, 2 больницы на 45 коек – за счет земства и остальные 5 – за счет городов (из них 2 – на сборы с содержательниц домов терпимости). Страна испытывала крайний недостаток в медицинских работниках. На 1 июня 1890 г. во всей России на 100 тыс. жителей приходилось 8,4 врача. При этом большинство врачей не имели достаточных знаний по венерологии. Основным специфическим средством, применявшимся лекарями в России в XVI–XVIII вв. при лечении сифилиса, являлся меркурий. Втирание ртутной мази при сифилисе проводилось в Европе еще с XV в., особенно широко применялась серая ртутная мазь.
Mavrov_1Spec_derma_3.jpg

В истории медицинской науки, богатой именами выдающихся ученых, труды которых содействовали развитию отечественной и мировой дерматовенерологии, почетное место занимает имя доктора медицины, профессора Ивана Федоровича Зеленева. Особо следует подчеркнуть, что жизнь его связана в основном с Харьковским университетом. Здесь он на протяжении многих лет (1897–1911) заведовал кафедрой кожных и венерических болезней, выполнил и опубликовал большинство своих научных работ, подготовил много учебников.

И.Ф. Зеленев родился 19 мая 1860 г. (по старому стилю) в Тверской губернии. Получив среднее образование в Тверской гимназии, в 1879 г. он поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. С III курса университета он в 1882 г. перешел на II курс Военно-медицинской академии, которую окончил в 1886 г. В академии И.Ф. Зеленев слушал лекции замечательных русских клиницистов С.П. Боткина, В.А. Манассеина, А.Г. Полотебнова, В.М. Тарновского. Еще студентом он проявил интерес к углубленному изучению кожных и венерических болезней. На V-м курсе под руководством А.Г. Полотебнова им была выполнена первая научная работа – «Об этиологии Prurigo и к вопросу о нервном отеке», доклад состоялся в январе 1886 г. на заседании Русского сифилидологического и дерматологического общества в Петербурге.

По окончании академии И.Ф. Зеленев работал в качестве ординатора: сначала в клинике А.Г. Полотебнова (1886–1888), а затем в Киевской клинике кожных и венерических болезней профессора М.И. Стуковенкова (1889–1891). С 1891 по 1893 г. он был прикомандирован к клинике профессора А.Г. Полотебнова, где исполнял обязанности ассистента и занимался изучением методов микроскопического и бактериологического исследования.

В марте 1892 г. в Киевском университете И.Ф. Зеленев защитил докторскую диссертацию на тему «К вопросу о сифилитической и ртутной хлоранемии», выполненную в клинике М.И. Стуковенкова. В 1894 г., сдав клинические экзамены на больных и прочитав две пробные лекции «Влияние сифилиса и ртути на кровь» и «Сифилис костей», И.Ф. Зеленев получил звание приват-доцента Военно-медицинской академии. В том же году он начал читать курс лекций по дерматовенерологии в клинике кожных и венерических болезней Киевского университета.

С осени 1897 г. начинается Харьковский период в его жизни и деятельности. Он избирается штатным профессором кафедры кожных и венерических болезней Харьковского университета. В этой должности он оставался до мая 1911 г.

Клиника кожных и венерических болезней, которую возглавлял И.Ф. Зеленев, располагалась в военном госпитале. В этот период в клинике, кроме стационара, был открыт амбулаторный прием для консультации и лечения больных. Это было одно из лучших кожно-венерологических учреждений в России, где внедрялись передовые методы обследования и лечения больных, на высоком уровне проводились научные исследования в области дерматологии и венерологии. В частности, докторская диссертация И.Ф. Зеленева «К вопросу о сифилитической и ртутной хлоранемии» послужила в свое время делу выработки новых методов лечения больных сифилисом ртутными препаратами. Данные диссертации были использованы известным французским сифилидологом Альфредом Фурнье при разработке хронически перемежающегося метода лечения больных сифилисом.

И.Ф. Зеленев первым в 1903–1904 гг. детально разработал анатомическую структуру и патологию свободных сальных желез («К вопросу о болезнях самостоятельных сальных желез», 1903; «К патологии свободных сальных желез», 1904). В работе «Onychia blastomycetica» (1907) он одним из первых описал клиническую картину дрожжевых поражений ногтевых пластинок и околоногтевых валиков. Он рассматривал почесуху Гебры как общее заболевание и в 1886–1887 гг. опубликовал данные об изменениях нервной системы при этом заболевании. И.Ф. Зеленев обратил внимание на различные формы бледных трепонем, описал прямую кольцевидную и другие ее формы («К морфологии бледной спирохеты: кольцевидная, звездчатые формы», 1909). Описал разновидность сифилитического шанкра – «Черный сифилитический шанкр» (1907). Его перу принадлежит ряд работ о реинфекции и суперинфекции при сифилисе. Он изучал изменения сердечной деятельности у больных с ранними формами сифилиса и установил (совместно с К.П. Щекиным), что у больных сифилисом уже в ранних стадиях заболевания (первичный и вторичный периоды) могут развиваться изменения в деятельности сердца. Результаты исследований по этому вопросу были доложены на Пироговском съезде врачей в Казани (1899). И.Ф. Зеленев пользовался большим авторитетом как знаток курортного лечения сифилиса.

Много работ И.Ф. Зеленев посвятил гонорее как общему инфекционному заболеванию. Он исследовал типы гонорейных лихорадок, гонорейные изменения нервной системы и костей. Описал особую форму торпидной безболезненной гонореи («Безболезненное течение острого перелома», 1901; «Neurasthenia sexualis gonorrheica», 1901; «Влияние перелома на нервную систему», 1902; «Безболезненный торпидный перелом», 1903).

20 мая 1911 г. И.Ф. Зеленев по рекомендации профессора А.И. Поспелова был избран заведующим кафедрой кожных и венерических болезней Московского университета. А.И. Поспелов писал на имя Совета медицинского факультета: «Для занятия освобождающейся кафедры кожных и венерических болезней я имею честь рекомендовать лицо уже аккредитованное медицинским факультетом одного из русских университетов, человека испытанного и установившегося в деле преподавания, 10 лет состоящего редактором первого русского журнала кожных и венерических болезней, опытного администратора клиники, штатного ординарного профессора Харьковского университета Ивана Федоровича Зеленева».

Под руководством И.Ф. Зеленева сотрудниками кафедры кожных и венерических болезней Московского университета было выполнено около 100 научных трудов, в том числе целый ряд – экспериментального характера. Кафедра кожных и венерических болезней Московского университета, благодаря стараниям И.Ф. Зеленева, обогатилась в 1911 г. серологической лабораторией, сыгравшей видную роль в развитии отечественной серологии. Первым лаборантом был назначен ординатор Н.А. Черногубов, который разработал оригинальные модификации реакции Вассермана, положив в их основу использование комплемента человеческой сыворотки для лизиса эритроцитов барана.

И.Ф. Зеленев живо откликался на новые открытия в области терапии и патологии сифилиса. Его перу принадлежит целый ряд оригинальных работ, посвященных влиянию введенных в свое время для лечения сифилиса мышьяковых препаратов, главным образом сальварсана, гектина и других. Также заслуга И.Ф. Зеленева состоит в экспериментальном и клиническом изучении первого отечественного противосифилитического препарата мышьяка – арсола. Исследования сотрудников его кафедры Г.И. Мещерского и С.Л. Богрова показали, что русский арсол не уступает немецкому сальварсану («Первые опыты применения русского сальварсана – арсола», 1916).

Видное место в научной деятельности кафедры, которой заведовал И.Ф. Зеленев, занимало изучение грибковых заболеваний кожи и ее придатков. Особого внимания заслуживает исследование С.Л. Богрова и Н.А. Черногуба «Трихофития взрослых» (1913). Авторы опровергли общепринятое в то время мнение, согласно которому трихофития кожи с поражением волос является заболеванием лишь детского возраста. Работы С.Л. Богрова «К распознаванию и лечению грибковых заболеваний волосистой части головы» (1911) и «Грибки паразиты кожи и ее придатков (дерматомикозы)» (1913) служили в течение многих лет руководствами по дерматомикологии.

Заслуживает внимания участие сотрудников И.Ф. Зеленева по Московской дерматологической клинике в развитии учения о кожном лейшманиозе (болезни Боровского). Клинические проявления кожного лейшманиоза с исчерпывающей полнотой описаны в статье Г.И. Мещерского «К клинике кожного лейшманиоза» (1915). Гистопатологии кожного лейшманиоза посвящена работа С.Л. Богрова «К анатомии восточной язвы и сопутствующих ей узловатых лимфангоитов» (1915).

И.Ф. Зеленев много занимался вопросами подготовки кадров – специалистов в области дерматовенерологии. В клинике кожных и венерических болезней Московского университета им было подготовлено 13 высококвалифицированных дерматовенерологов. Клиническую интернатуру под его руководством окончили, в частности, профессора Г.О. Сутеев и В.А. Поспелов.

Иван Федорович, как и другие прогрессивные деятели русской медицины, не замыкался в рамках своей специальности. Он был активным общественным деятелем, много сделавшим для развития отечественной дерматологии и венерологии. В частности, он организовал первый в России специализированный периодический печатный орган – «Русский журнал кожных и венерических болезней». В течение 17 лет (1901–1917) И.Ф. Зеленев был постоянным редактором журнала, который издавался на его личные средства.

Он сотрудничал и с другими издательствами. По приглашению Лассара И.Ф. Зеленев заведовал русским отделом в дерматологическом ежегоднике «Dermatologischer Jahresbericht», принимал участие в составлении известного атласа редких кожных болезней «Dermatologischer canographia», издававшегося А. Нейссером и Е. Якоби.

Будучи заместителем председателя Московского дерматологического и венерологического общества, он постоянно принимал участие в его работе, давал в своих заключениях неизменно объективные и ценные замечания строго научного характера. По его идее в 1914 г. была создана «Всероссийская лига по борьбе с венерическими болезнями».

В 1900 г. И.Ф. Зеленев основал Харьковское дерматологическое и венерологическое общество. 14 марта 1900 г. состоялось первое заседание. Харьковчанам следует особо отметить эту заслугу профессора И.Ф. Зеленева. Врач, ученый, педагог, высокообразованный человек, И.Ф. Зеленев внес значительный вклад в развитие медицинской науки, а также оказал благотворное влияние не на одно поколение врачей, научных и педагогических работников.

В 1916 г. И.Ф. Зеленев вышел в отставку по выслуге лет. Скончался он в Москве 30 апреля 1918 г. от грудной астмы на 58-м году жизни. На протяжении многих лет И.Ф. Зеленев старался привлечь интерес других специалистов к дерматологии и венерологии, уделял внимание образованию врачей данной специальности. Замечательные клинические лекции профессора И.Ф. Зеленева служили подлинной школой для дерматовенерологов, привлекали большое количество врачей разных специальностей. Его деятельность оставила яркий след в истории Харьковской школы дерматовенерологов, и его имя занимает почетное место среди крупнейших деятелей медицинской науки.

 

Поделиться с друзьями:

Книги

сборник - Гиперчувствительность к лекарственным препаратам. Руководство для врачей
сборник - Спадкові захворювання шкіри
сборник - Герпесвірусні нейроінфекції  людини
сборник - Атлас: герпесвірусні нейроінфекцїї
сборник - Дитяча дерматовенерологія
сборник - Иммунодефицитные болезни человека
сборник - Хвороби шкіри жінок у віковому аспекті
сборник - Клиника, диагностика и лечение герпетических инфекций человека: руководство для врачей
сборник - Клиническая иммунология и аллергология