Методы лечения аденоидитов у детей

С.Б. Безшапочный, д.м.н., профессор, главный ринолог Украины В.В. Лобурец, к.м.н., доцент Высшее государственное учебное заведение Украины «Украинская медицинская стоматологическая академия» МЗ Украины, г. Полтава

3_7_Bezshapochniy_Lobyrez_2009.jpgСреди заболеваний ЛОР-органов у детей дошкольного и младшего школьного возраста наиболее часто встречающимися являются гипертрофия глоточной миндалины (ГМ) и хронический аденоидит. При этом наблюдается стойкая тенденция к повышению заболеваемости данной патологией.
Аденоидит – это воспаление ГМ, которое может быть острым и хроническим. Он может протекать как на фоне гипертрофии ГМ (аденоидов), так и при ее отсутствии. Термины «аденоиды» и «аденоидит» могут дополнять друг друга, указывая, сопутствует воспалительный процесс аденоидам или нет [4, 14, 22].
Этиологическими факторами в возникновении гипертрофии аденоидных вегетаций и аденоидитов являются рецидивирующие вирусные и бактериальные инфекции, аллергические заболевания, сопутствующая патология иммунной, нервно-эндокринной систем, нарушения обмена веществ [2, 5, 16].
Основным признаком аденоидов является затруднение носового дыхания, сон с открытым ртом, общие и местные проявления воспаления. Степень нарушения носового дыхания зависит от величины, формы и строения аденоидов, отношения их объема к размеру полости носоглотки, а также сопутствующих воспалительных изменений [8, 9, 10, 21, 25].
Затруднение носового дыхания и ограничение подвижности мягкого неба вследствие нарушения кровообращения в нем, а также изменения объема верхних резонаторов вызывают нарушение речевой функции – rhinolalia clausa posterior. При этом дети с трудом произносят носовые согласные звуки, речь у них становится приглушенной, отрывистой. Дети с аденоидами, дышащие ртом, находятся в состоянии постоянного кислородного голодания. Грудная клетка у них более узкая и уплощенная с боков, грудина выпячена вперед («куриная грудь») [3, 24].
Значительное затруднение носового дыхания приводит к дыханию ртом, недостаточному увлажнению, согреванию и очищению вдыхаемого воздуха, постоянному охлаждению полости рта, глотки и нижних дыхательных путей. Вдыхаемая при дыхании ртом масса микроорганизмов и пылевых частиц оседает на слизистой оболочке гортани, трахеи, вызывая простудные заболевания, частые ангины, фарингиты, заболевания бронхолегочной системы.
Аденоидные вегетации во время сна могут увеличиваться из-за венозного стаза и приводить к выраженному нарушению дыхательной функции, вплоть до остановки дыхания вследствие интермиттирующей обструкции верхних дыхательных путей, т. е. синдрома обструктивного апноэ во сне. Поэтому дети с аденоидами часто спят беспокойно, нередко храпят, из открытого рта вытекает слюна. Также часто у детей с аденоидами и аденоидитом отмечается затекание слизи из носоглотки в ротоглотку и гортаноглотку, что приводит к упорному кашлю. Воспалительный процесс нередко распространяется и в полость носа, формируя ринит, синусит с обильными выделениями из носа, раздражающими кожу преддверия носа и верхней губы, которая становится гиперемированной, утолщенной, покрывается трещинами [17, 18, 20].
Часто указанные патологические состояния протекают параллельно с рецидивирующими и хроническими воспалительными заболеваниями бронхолегочной системы, поэтому такие пациенты одновременно находятся в поле зрения оториноларинголога, пульмонолога или педиатра.

При наличии аденоидных вегетаций формируется порочный круг: аденоиды вызывают затруднение носового дыхания, что препятствует излечению ринита, а последний способствует усилению застойных явлений в полости носа и носоглотке и дальнейшему увеличению аденоидных разрастаний.



В случае первичного острого гнойного синусита патологический секрет транспортируется из околоносовых пазух непосредственно на ГМ, которая, в свою очередь, отвечает на эту агрессию адекватным воспалением. В итоге синусит приводит к развитию сначала острого, а затем хронического аденоидита. ГМ гипертрофируется, блокируя тем самым носо­глотку и полость носа. Ухудшение носового дыхания вызывает снижение аэрации околоносовых пазух и, как следствие, отягощение течения синусита.


Затрудненное носовое дыхание при аденоидите ведет также к венозному застою в мозговых оболочках, нарушению памяти и снижению интеллекта [6, 10, 17, 18, 23].
Диагностика аденоидных разрастаний и аденоидитов, особенно у детей младших возрастных групп, часто бывает весьма затруднительной. Это связано, прежде всего, с особенностями строения носоглотки. У детей носоглотка сравнительно узкая, удлиненная, отмечается высокое стояние мягкого неба. Выраженный глоточный рефлекс и беспокойное поведение ребенка нередко делают невозможным выполнение задней риноскопии даже у детей старшего возраста.

При помощи пальцевого исследования носоглотки чаще всего не удается получить полной информации об аденоидных вегетациях, их величине, форме, отношении к стенкам носоглотки и хоанам. Кроме того, для его проведения требуется определенный опыт. Это объясняется тем, что на введение пальца врача в носоглотку констрикторы глотки отвечают сокращением, вследствие чего она сжимается и размеры ее уменьшаются. Помимо этого, пальцевое исследование негативно воспринимается как ребенком, так и его родителями, прежде всего, по психологическим причинам, а также из-за риска механической травмы, которая может привести к провокации инфекции.


В настоящее время в связи с широким внедрением в практику современной оптической аппаратуры наиболее рациональным методом диагностики аденоидных вегетаций и аденоидитов становится эндоскопический [1, 2, 12, 13, 17, 18, 26, 28].


По величине аденоиды классифицируют на три степени:
• I – аденоиды малого размера, прикрывающие верхнюю треть просвета хоан (рис. 1);
• II – аденоиды среднего размера, закрывающие две трети сошника (рис. 2, а, б);

• III – аденоиды большого размера, прикрывающие весь или почти весь просвет хоан (рис. 3).

Размеры аденоидов не всегда соответствуют вызванным ими патологическим изменениям в организме. Иногда аденоиды I-II степени приводят к резкому затруднению дыхания через нос, снижению слуха, ночному храпу и другим патологическим изменениям.

Аденоиды следует дифференцировать от юношеской фибромы и других опухолей носоглотки, искривления носовой перегородки, гипертрофического ринита, полипов и новообразований полости носа


Существуют консервативные и хирургические методы лечения патологии ГМ. Лечение аденоидных вегетаций, как правило, хирургическое – аденотомия. Показаниями к операции служат не столько величина аденоидов, сколько возникшие в организме изменения.
Аденотомию – удаление гипертрофированной ГМ – впервые провел В. Мейер в 1868 г. в Копенгагене по собственной методике и сконструированными им самим инструментами. Эта операция не только стала самым распространенным оперативным вмешательством у детей, но и самым успешным хирургическим методом лечения вообще. При помощи аденотомии (если она проведена своевременно, по показаниям и правильно) можно оказать влияние на работу органов дыхания и слуха, физическое и умственное развитие ребенка и определить его дальнейший жизненный путь. С тех пор многие поколения врачей во всем мире широко применяют этот метод лечения.

В связи с важной ролью лимфоидной ткани глотки в формировании иммунологической защиты организма показания к хирургическому лечению заболеваний небных и ГМ сегодня значительно сужены, приоритет при этом отдается консервативной терапии.


Если вопросу роли небных миндалин в иммунном ответе посвящено много работ как отечественных, так и зарубежных исследователей, то о значении ГМ сведений недостаточно. К тому же и консервативное лечение воспаления ГМ, в том числе и аллергического, разработано не до конца.
Одной из важнейших функций ГМ является формирование IgА-продуцирующих иммуноцитов для обеспечения гуморального иммунитета слизистой оболочки верхних дыхательных путей. По мнению многих исследователей (Кищук В.В., 1996; Тарасова Г.Д. и Мокроносова М.А., 1999; Заболотный Д.И. и соавт., 2001), проведение аденотомии при гипертрофии ГМ по клиническим показаниям (нарушение дыхания, заболевания среднего уха, появление храпа и др.) нарушает структурно-функциональные взаимоотношения, приводит к иммунной недостаточности слизистой оболочки не только локального участка носа и глотки, но и организма в целом. Это может способствовать повышению частоты острых респираторных инфекционных заболеваний или стать пусковым моментом развития хронического воспаления носа и околоносовых пазух.
Клинически очень трудно отличить бактериальную природу аденоидита от аллергического воспаления. Ведь аллергический ринит (АР) у детей проявляется симптомами раздражения слизистой оболочки носа: зудом, чиханием, слизистыми выделениями, затеканием слизи в носоглотку, симптомом ночного кашля и, как следствие, затруднением носового дыхания. Прогрессирующее снижение слуха из-за рецидивирующего острого или экссудативного отита у ребенка также должно насторожить врача относительно возможного АР. Для ребенка, страдающего АР, характерно бледное лицо с отеками, темные круги под глазами, полуоткрытый рот, сухие потрескавшиеся губы, воспаленные веки, покраснение и мацерация кожи кончика носа и над верхней губой. Описанная клиника может отражаться на качестве жизни ребенка: 11-25% детей, больных АР, отмечают снижение трудоспособности, успеваемости и концентрации внимания, часть детей по этим причинам вынуждена пропускать занятия в школе. Покашливание, чихание, постоянное «шмыгание» носом могут вызывать насмешки окружающих, стать причиной изоляции ребенка в школьном или дошкольном коллективе [15, 17, 19].
В связи с этим возникает вопрос о возможности адекватного консервативного лечения пациентов с аденоидитами (рис. 4). Сегодня пересмотрены прежние положения о показаниях к аденотомии. Считалось, что при наличии соответствующих клинических симптомов целесообразно удалять ГМ у детей даже первого года жизни. Вместе с тем известно, что для детей в возрасте 1-3 лет, страдающих аденоидитом, характерна измененная реактивность организма, проявляющаяся чаще всего в форме лимфатического диатеза. Из этого следует, что они в первую очередь нуждаются в консервативной, преимущественно местной и гипосенсибилизирующей терапии, и лишь отсутствие положительной динамики в течении заболевания может служить основанием для постановки вопроса о целесообразности хирургического вмешательства.

Пересматривается положение о целесообразности аденотомии при аллергических поражениях дыхательного тракта. При респираторных аллергозах следует с осторожностью подходить к проведению аденотомии, так как при «готовности» сенсибилизированного организма ребенка операционная травма может оказаться неспецифическим пусковым моментом манифестации спастического бронхита или бронхиальной астмы.


Локальное консервативное лечение больных с хроническим аденоидитом является достаточно сложной проблемой, что обусловлено глубоким расположением ГМ и, следовательно, ее труднодоступностью, небольшими размерами полости носа и носовой части глотки у детей, локализацией ГМ в непосредственной близости к жизненно важным анатомическим образованиям, повреждение которых является крайне опасным, сложностью доставки к ее поверхности лекарственных веществ при значительном затруднении носового дыхания. Однако, несмотря на указанные сложности проведения консервативной терапии, к основным методам которой относятся промывание носоглоточной миндалины, закапывание различных капель и растворов в полость носа, орошение носовой части глотки аэрозольными препаратами, физиотерапия, а также витаминотерапия, иммунокоррекция, антибактериальная, десенсибилизирующая терапия и комплекс дыхательной гимнастики, у детей с хроническим аденоидитом отмечается ее высокая клиническая эффективность.
Эффективно применение гидровакуумного промывания ГМ, орошение лекарственными средствами и гидродинамический электрофорез.
Наиболее распространенным методом лечения является промывание носоглоточной миндалины методом перемещения лекарственных веществ по A. Proetz, сущность которого заключается в прохождении жидкости, подающейся в одну половину полости носа, через носовую часть глотки и последующей ее эвакуации из другой половины полости носа в условиях вакуумирования, что обеспечивает большую проницаемость слизистой оболочки для лекарственных веществ и удаление из аденоидной ткани патологического содержимого. В качестве раствора используются стандартные антисептические препараты (изотонический раствор натрия хлорида, раствор натрия гидрокарбоната, малавит и др.) с добавлением антибактериальных и противовоспалительных средств. Описанный метод в большинстве случаев производит хороший лечебный эффект, однако имеет недостатки, основным из которых является невозможность его применения в условиях выраженного нарушения назальной проходимости в силу воспалительного процесса или анатомических особенностей полости носа. Кроме того, метод перемещения трудновыполним и часто невозможен у детей первых трех лет жизни.
При лечении хронического воспаления лимфоидной ткани носовой части глотки широко применяется метод закапывания в полость носа лекарственных средств, обладающих антисептическим, противовоспалительным, противоотечным и антимикробным действием. К ним относятся сосудосуживающие средства (нафтизин, галазолин, санорин, тизин), серебросодержащие антисептики (протаргол, колларгол), антибактериальные препараты (диоксидин, сульфацил натрия, растворы антибиотиков), препараты растительного происхождения (алоэ, ромашка, шалфей и др.).
Таким образом, основными принципами терапии при хроническом аденоидите являются: патогенетическая обоснованность, целенаправленность ее применения, этапность и комплексный подход с использованием физических методов, фитотерапии, десенсибилизирующих препаратов, витаминов и, при необходимости, иммуномодулирующих средств.
Снижение иммунобиологических свойств, вплоть до развития иммунологической недостаточности с угнетением клеточного и гуморального иммунитета, приводит к затяжному течению аденоидита, снижению иммунокомпенсирующей функции ГМ, нарушению мукозального иммунитета, присоединению бактериальной и вирусной инфекции. Поэтому дополнение имеющегося арсенала методов консервативного лечения аденоидита представляется актуальной клинической задачей, несмотря на имеющийся опыт использования иммуномодуляторов.
Весьма эффективным в комплексном лечении аденоидитов является применение препаратов Тонзилотрен и Циннабсин «Немецкого Гомеопатического Союза». Комбинация Тонзилотрена и Циннабсина хорошо переносится пациентами, не вызывает побочных реакций.

Таким образом, прежде чем приступать к лечению пациента с патологией ГМ, следует ответить на ряд вопросов. В первую очередь, необходимо определить, есть ли у больного явления аденоидита, какое течение он имеет (острое или хроническое), сопутствуют ли аденоидиту явления гипертрофии ГМ – аденоиды. В любом случае, при наличии аденоидита на фоне аденоидных вегетаций первый этап лечения должен включать устранение всех его проявлений. Только после этого можно делать вывод о степени выраженности гипертрофии ГМ и решать вопрос о необходимости аденотомии.


Література
1. Безшапочний С.Б., Лобурець В.В. // Клінічний досвід використання препарату «Циннабсин» у лікуванні синуїтів // Ринология. – 2003. – № 4. – С. 157-158.
2. Безшапочний С.Б., Соннік Н.Б., Лобурець В.В., Вахніна А.П. Оптимальний підхід та фармакотерапія довготривалих аденоїдитів у дітей // ЖВНХ. – 2009. – № 3. – С. 14-15.
3. Борзов Е.В. Особенности функционального состояния центральной нервной системы у детей с патологией глоточной миндалины // Вестн. оториноларинголог. – 2002. – № 2. – С. 28-30.
4. Борзов Е.В. Распространенность патологии ЛОР-органов у детей // Новости оториноларингологии и логопатологии. – 2002. – № 1 (29). – С. 3-8.
5. Борзов Е.В. Эндогенная интоксикация у детей с аденоидами // Рос. ринология. – 2001. – № 2. – С. 178.
6. Будяков С.В. Комплексное лечение экссудативного среднего отита при патологии носа, околоносовых пазух и носоглотки // Рос. ринология. – 2003. – № 1. – С. 33-35.
7. Заболотный Д.И., Мельников О.Ф., Верес В.Н., Рильская О.Г. Иммунореабилитация после тонзиллэктомии // ЖВНХ. – 2001. – № 5. – С. 73-74.

8. Козлов В.С. Роль местной терапии в лечении хронического аденоидита // РМЖ. – 2003. – Т. 10, № 20. – С. 910-914.
9. Лайко А.А., Заболотний Д.І., Косаковський А.Л., Ткаліна А.В., Лайко В.А., Шух Л.А. Аденоїдні вегетації та аденоїдити. – К.: Логос, 2006.
10. Лайко А.А., Заболотний Д.І., Лайко В.А. Рецидивуючий середній отит. – К.: Логос, 2001. – 152 с.
11. Лайко А.А., Заболотний Д.І., Синяченко В.В. Обсяг і методи обстеження об’єктивного статусу дітей з ЛОР-патологією. – К.: Логос, 2000. – 137 с.
12. Лопатин А.С. Эффективность «Назонекса» в лечении аллергического ринита и хронического полипозного ринопазухаита // Вестн. оториноларинголог. – 2000. – № 4. – С. 60-63.
13. Мельников М.Н. Эндоскопическая шейверная аденоидэктомия / М.Н. Мельников, А.С. Соколов // Рос. ринология. – 2000. – № 1. – С. 3-8.
14. Пронина Ю.В., Вахрушев С.Г., Буренков Г.И., Зырянов М.М. Распространенность сочетанной патологии полости носа и носоглотки у детей // Рос. ринология. – 2003. – № 3. – С. 56.
15. Протасевич Г.С., Сивчук Г.Г., Гаверда И.А. Осложнения аденотомии у детей // Вестник оториноларинголог. – 1989. – № 5. – С. 75-79.
16. Пухлик С.М., Нейверт Э.Г. Аденоиды, аденоидит и АР // Клиническая иммунология. Аллергология. Инфектология. – 2008. – № 5/2. – С. 16-20.
17. Пухлик С.М., Нейверт Э.Г. Новый подход к лечению детей с гипертрофией глоточной миндалины // ЖВНХ. – 2000. – № 2. – C. 37.
18. Тарасова Г.Д., Мокроносова М.А. Клинико-лабораторные показания к аденотомии // Рос. ринология. – 1999. – № 1. – С. 92.
19. Яшан О.І. та співавт. Лікування хронічного гнійного верхньощелепного синуїту, поєднаного з аденоїдними вегетаціями // ЖВНХ. – 2009. – № 3. – С. 179.
20. Шелудченко Т.П., Лопатин А.С., Барков А.М., Нефедов В.С. Синдром обструктивного апноэ во сне: хирургическая коррекция и ее результаты // Рос. ринология. – 2002. – № 2. – С. 42-45.
21. Шустова Т.И., Самоткин М.Б. Адренергическая иннервация носовых полипов и глоточной миндалины у детей // Вестн. оториноларинголог. – 2000. – № 3. – С. 36-39.
22. Cohen D., Shechter Y., Slatkine M., Gatt N., Perez R. Laser myringotomy in different age groups // Arch. Otolaryngol. Head. Neck. Surg. – 2001. – № 127 (3). – Р. 260-264.
23. David H. Darrow, Christopher Siemens. Indications for Tonsillectomy and Adenoidectomy // The Laryngoscope. – 2002. – № 112. – Р. 6-10.
24. Komorowska A. et al. Cytokines locally produced by lymphocytes removed from the hypertrophic nasopharyngeal and palatine tonsils // Int. J. Pediatr. Otorhinolaryngol. – 2005. – Vol. 69 (7). – P. 937-941.
25. Mustafa D.Y., Sefik A.H., Havva O., Nurten Y., Sefa K. The Effects of Tonsillectomy and Adenoidectomy on Serum IGF-I and IGFBP3 Levels in Children. The Laryngoscope, 2002; 112: 922-925.
26. Passali D. et al. Structural and Immunological Characteristics of Chronically Inflamed Adenotonsillar Tissue in Childhood // Clinical and Diagnostic Laboratory Immunology. – 2004. – Vol. 11, N 6. – P. 1154-1157.
27. Stewart M.G., Friedman E.M., Sulek M., Hulka G.F., Kuppersmith R.B., Harrill W.C., Bautista M.H. Quality of life and health status in pediatric tonsil and adenoid disease // Arch. Otolaryngol. Head. Neck. Surg. – 2000. – № 126. – Р. 45-8.
28. Van den Akker E. et al. Large international differences in (adeno)tonsillectomy rates // Clin. Otolaryngol. – 2004. – Vol. 29. – P. 161-164.

Поделиться с друзьями:

Книги

сборник - Гиперчувствительность к лекарственным препаратам. Руководство для врачей
сборник - Спадкові захворювання шкіри
сборник - Герпесвірусні нейроінфекції  людини
сборник - Атлас: герпесвірусні нейроінфекцїї
сборник - Дитяча дерматовенерологія
сборник - Иммунодефицитные болезни человека
сборник - Хвороби шкіри жінок у віковому аспекті
сборник - Клиника, диагностика и лечение герпетических инфекций человека: руководство для врачей
сборник - Клиническая иммунология и аллергология